Оценить:

Разорванное небо Свиридов Алексей, Бирюков Александр




1

США. «Горец»

Многочисленные статьи и телевизионные сюжеты, посвященные работе и жизни президентов США, создали у большинства обывателей мира устойчивое впечатление, что все государственные дела вершатся в двух местах: в Овальном кабинете Белого дома и в Кэмп-Дэвиде, между которыми американский президент мотается на вертолете, курсирующем туда-сюда с обыденностью поезда городской подземки.

Люди же более просвещенные (или любознательные) могут вспомнить еще несколько мест, где принимаются важные решения, но при этом непременно добавят, что список их наверняка может быть продолжен. И будут правы, потому что исчерпывающую информацию на этот счет могут дать разве что высшие чины из госдепартамента, министерства обороны и, пожалуй, ЦРУ, но вряд ли кто из них когда-нибудь это сделает.

Именно ЦРУ принадлежал комплекс зданий, расположенных в трех десятках миль от Вашингтона, комплекс, о существовании которого было, разумеется, известно всем разведкам и всем мало-мальски уважающим себя информационным агентствам мира. Но только знанием самого факта существования института «Драй-Бич» обычно и ограничивалась их осведомленность, а за попытку проникнуть в его тайны поплатились свободой или дипломатическим иммунитетом не один и не двое граждан США или «одной иностранной державы» – впрочем, этих держав было на самом деле немало. Непрекращающиеся попытки получить доступ к их секретам хозяева института всегда воспринимали как нормальное явление, требующее постоянной бдительности, но, в общем, не сильно досаждающее. Как высказался в свое время один из директоров ЦРУ, – «это как на ферме – в природе сорняки неистребимы, надо лишь уберечь от них свою грядку». С тех пор за всем, что могло повлечь утечку информации, будь то неполадки в работе шифрующей аппаратуры или неосмотрительность сотрудника, решившего повысить свой жизненный уровень за счет денег Ассошиэйтед Пресс, закрепилось это словечко «сорняк», так же как компьютерщики любую неполадку с давних пор называют «багом». Начальник внутренней службы безопасности института, неожиданно вызванный нагрянувшими без предупреждения шишками из штаб-квартиры и госдепартамента, тоже использовал в своем докладе этот жаргон:

– Господа, на сегодняшний день у нас имеются два человеческих сорняка и один техногенный, который, если помните, ликвидирован в конце июня. Теперь там дефектная антенна заменена, и вероятность перехвата нашего радиообмена снижена на пятьдесят процентов.

– А существующие два? – спросил помощник директора ЦРУ, курирующий «Драй-Бич», больше для того, чтобы двое чиновников из госдепа услышали обо всем от непосредственного исполнителя, – сам-то он был, разумеется, в курсе положения дел.

– Эти двое пока что находятся под контролем. Охранник при входе для технического персонала (его обхаживает Моссад) и переводчица в отделе технического планирования. На кого она работает, мы сейчас выясняем, но, судя по суммам, поступившим на ее счет под вымышленным именем, это не пресса.

– Но вы… – начал представитель госдепартамента, и начальник службы безопасности угадал его мысли с полуслова:

– Разумеется, сэр. Сейчас ее отдел работает только по «белой» и «желтой» тематике. «Серые» и «черные» материалы идут по дублирующей схеме. Естественно, все это согласовано с Лэнгли. «Вот хитрец! Кивнул-таки в сторону начальства!» – с неудовольствием подумал помощник директора ЦРУ, но вслух произнес:

– Благодарю. А теперь давайте послушаем информацию о намеченном на второй уик-энд июля мероприятии. Прошу вас! – кивнул он своему соседу. Тот, не тратя время на вводные фразы, сразу перешел к сути:

– Намечена рабочая встреча группы экспертов и аналитиков с президентом и несколькими высшими чинами министерства обороны. За оставшиеся полторы недели вам, конечно же, следует провести все положенные в таких случаях мероприятия. Но кроме обычных мер, постарайтесь на этот раз подстраховаться дополнительно, на свое собственное усмотрение. Секретными являются даже тема встречи и персональный состав приглашенных, не говоря уже о решениях, которые, возможно, будут приняты.

– Понял вас, сэр. Моя служба сделает вес возможное, и даже кое-что невозможное. Но кроме меня есть и…

– Да-да. И администрация Белого дома, и военные тоже настроены серьезно. Вам предстоит сотрудничать…

«Великолепно», – думал начальник службы безопасности, слушая перечисляемые чиновником фамилии людей, с которыми ему предстоит иметь дело.

«Куча народу, тьма начальников, а если что-то произойдет, вся вина ляжет на институт. Да, я, конечно, буду с ними сотрудничать, но пусть они занимаются своим делом за пределами территории „Драй-Бич“. А здесь мне не нужно ни Шварценеггеров в темных очках, ни снайперов в вентиляционных колодцах… И их не будет! У нас своя система работы!» – думал он, практически не слушая заезжее начальство, но, уловив конец фразы, почтительно, с задержкой, кивнул, показывая, что все понял и готов выполнять.

Однако в день секретного совещания на территории института «Драй-Бич» все же появились широкоплечие джентльмены в очках, кажущихся темными (а на самом деле оснащенных селективными фильтрами). Вертолет президента сопровождали еще две точно такие же винтокрылые машины, оснащенные всей возможной аппаратурой и вооружением, что позволяло заметить террориста со «Стрелой» еще до того, как он ее запустит, а уж если запустит – сбить ракету. До сих пор случая испытать эти системы на практике не представлялось, но международная обстановка с окончанием «холодной войны» отнюдь не потеплела, а скорее накалилась, и с возможностью покушения приходилось теперь считаться даже больше, чем в годы противостояния с СССР.

1

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

загрузка...