Оценить:

Ночь в тоскливом октябре Желязны Роджер




48

– Я нашел его, Джек! – сказал я и рассказал ему историю Бубона.

– …И исключение Доброго Доктора приводит нас на вершину моего холма, – заключил я.

– Конечно, остальные тоже угадают это место в ближайшие несколько дней.

– …И пройдет слух. Правильно. Я могу припомнить только один случай, когда никто не вычислил место правильно.

– Ну, это было так давно…

– Да, и мы все сели вместе обедать, превратили все в шутку и разошлись в разные стороны.

– Такое редко случается.

– Действительно.

– Я думаю, это будет нелегкий бой, Нюх.

– Я тоже. И это странная Игра, с самого начала. Это качество может сохраниться до конца.

– Вот как? – Просто у меня такое чувство.

– Я доверяю твоим инстинктам. Мы должны быть ко всему готовы. Очень плохо, что Джил и Серая Метелка не на нашей стороне.

– Я решил, что останусь их другом до конца, – сказал я.

Он сжал мое плечо.

– Как хочешь.

– Это не похоже на Дижон, правда? – спросил я.

– Нет. На этот раз произошло много странных событий, – сказал он. – Выше нос, друг.

– Я и поднимаю его, когда улыбаюсь, – ответил я.

29 ОКТЯБРЯ

После обеда у Джил, на который Бубон тоже получил приглашение, – он, наконец, признал, что Серая Метелка относится к особой категории кошек, – я пошел прогуляться к руинам дома Доброго Доктора. За трапезой витал почти элегический дух, и Джек спросил напрямик у Джил, не захочет ли она перейти на другую сторону, а Джил признала, что теперь ее одолевают противоречивые чувства, но что она твердо решила доиграть Игру так же, как начала. Странно было обедать с противниками и испытывать к ним такое расположение. Итак, я пошел на прогулку после обеда, больше для того, чтобы заняться чем-нибудь в одиночестве, чем по какому-то неотложному делу.

Я не спешил. Обугленные развалины все еще сильно воняли; и хотя я обошел их много раз, но не увидел среди них ни костей, ни других человеческих останков. Потом побрел к сараю, хотел посмотреть, не вернулся ли экспериментальный человек и не прячется ли там.

Дверь была приоткрыта настолько, что я мог войти, и я вошел. Хотя там и чувствовался еще сбивающий с толку букет, но по запаху выходило, что он оставлен уже давно. И все же я обыскал все стойла, даже порылся в сене. Проверил все углы, корзины и мешки. Даже взобрался по лестнице на сеновал и посмотрел там.

И тут я заметил в глубине странную тень – тень летучей мыши, висящей на балке. Хоть все летучие мыши и выглядят для меня совершенно одинаково, особенно если перевернуть их вниз головой, но эта очень напоминала мне Иглу. Я подошел и громко сказал:

– Эй, Игла! Какого черта ты тут делаешь?

Он слегка шевельнулся, но не проявил желания проснуться. Поэтому я протянул лапу и потрогал его.

– Давай, Игла. Я хочу поговорить с тобой.

Он развернул крылья и уставился на меня. Потом зевнул.

– Нюх, что ты здесь делаешь?

– Обследую последствия пожара. А ты?

– То же самое, но дневной свет застиг меня, и я решил поспать здесь.

– А экспериментальный человек все еще приходит сюда?

– Не знаю. Сегодня его не было. И я не знаю, выбрался ли Добрый Доктор. Как продвигается Игра?

– Теперь, когда я узнал, что Добрый Доктор никогда в ней не участвовал, я нашел место проявления – это тот большой холм с поваленными камнями.

– Неужели! Вот это интересно. Что еще нового?

– Растов и Оуэн мертвы. Шипучка и Плут вернулись обратно в лес.

– Да, об этом я слышал.

– Так что, по-видимому, кто-то убивает Открывающих.

– Растов был Закрывающим.

– Думаю, что Оуэн уговорил его переметнуться.

– Нет, он пытался, но не преуспел.

– Откуда ты это знаешь?

– Я обычно забирался в дом Оуэна через дырку Плута и слушал их разговоры. Я был там в ту ночь, накануне убийства Растова. Они пили и цитировали друг другу всех подряд – от Томаса Пейна до Ницше, но Растов не поддался на уговоры.

– Интересно. Ты говоришь так, будто все еще участвуешь в Игре.

Снизу донесся слабый звук, как раз когда он начал говорить:

– О, я… Ложись! Ничком!

Я упал на правый бок. Арбалетная стрела прошла очень близко и воткнулась в стену как раз надо мной. Я повернул голову и увидел внизу викария Робертса, стоящего у двери и опускающего оружие. На его лице застыла злобная улыбка.

Если бы я побежал и прыгнул, то мгновенно очутился бы внизу. Однако я с таким же успехом мог сломать при этом лапу, а тогда он бы с легкостью меня прикончил. Альтернативой было спуститься вниз так же, как я забирался наверх, спускаясь по лестнице спиной вперед. По некоторым анатомическим причинам спускаюсь я всегда медленнее, чем поднимаюсь. Если же я этого не сделаю, он сможет снова натянуть арбалет, вложить стрелу и выстрелить в меня еще раз. В этом случае преимущество будет на его стороне. Хорошо еще, что с ним нет его вооруженных помощников…

Я быстренько припомнил, сколько обычно требуется времени, чтобы перезарядить такое оружие. Выбора не было, и не было времени ждать, если я хотел оставить себе хоть какой-то шанс.

Я рванул к началу лестницы, повернулся и начал спуск. Викарий уже опустил арбалет и начал перезаряжать его. Я двигался так быстро, как только мог, но пока нашаривал задней лапой очередную деревянную перекладину, моя спина чувствовала себя ужасно беззащитной. Если мне удастся добраться до пола не будучи пронзенным, я буду знать, что мне все еще очень везет. Я торопился. Увидел, как что-то черное промелькнуло мимо меня.

Я услышал заключительный щелчок. Услышал, как он установил на место стрелу. До низа все еще было далеко. Я спустился еще на одну перекладину. Представил себе, как он поднимает оружие, не спеша целится в легкую мишень. Я надеялся, что не ошибся насчет промелькнувшей мимо меня тени, насчет Иглы. Еще один шаг…

Загрузка...
48

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Загрузка...