Оценить:

Корона страны невидимок Русакова Татьяна




25

Сенька передёрнул плечами:

— Не пугай, и так мурашки по телу, — он продемонстрировал покрытую гусиной кожей руку. Что нам теперь делать?

— Не знаю, — вздохнул Лука. — Для начала перестань дрожать. Это не на самом деле, понял? Это тебе почудилось. Надо посадить у двери тябисов. Почему-то им, — он кивнул головой на дверь, — не удаётся попасть внутрь, пока дверь заперта. Значит, ни в коем случае нельзя её открывать. Тис, Гис, садитесь у двери. Стеречь! Не впускать и не выпускать!

Сенька невольно улыбнулся. Воинственные зверьки были такие маленькие, что трудно было представить их в роли охранников. И всё же именно Гис вернул Сеньку в чувство, и мальчик надеялся, что и теперь маленький друг не подведёт.

Глава 26

Лука принёс шкуру, и мальчики сели на лавку, прижавшись друг к другу плечами.

— Расскажи что-нибудь, — попросил Сенька. — Где ты был, кроме Лигеноса?

— Моё любимое место — Арток, — сказал Лука. — Мы с Никитой попали туда случайно, и наши мамы до сих пор не знают, что мы там были. Зато от отцов пришлось получить такую трёпку!

— Почему? — спросил Сенька, улыбнувшись. Он потихоньку щипал себя под шкурой, чтобы не заснуть.

— Это молодой мир, и людей там ещё нет. Там живут только рекиши.

— Какие ещё рекиши?

— Ну у вас были динозавры, а там рекиши. Они больше похожи на отряд кошачьих. Представляешь кошку с крыльями?

Сенька хихикнул:

— Нет. Что, и правда летают?

— В том числе, — кивнул Лука. — Внешне они такие красивые — глаз не отвести. Шёрстки пушистые — ярких цветов — голубые, зелёные, ярко-жёлтые, оранжевые…

— Врёшь, — не поверил Сенька. — Оранжевых кошек не бывает.

— Бывают же цветные попугаи, — возразил Лука.

— Ну ладно, — поразмыслив, решил Сенька. — Пусть будет оранжевая, даже прикольно. И что они, эти оранжевые, делают?

— Живут, — пожал плечами Лука. — Охотятся, растят потомство. Но мы-то с Никиткой совсем малые были, не знали, что они хищники. Приземлились на травке, а там резвятся три таких зелёненьких пушистых котёнка, мы и полезли гладить.

— И что? — с любопытством спросил Сенька.

— Рекиши сначала испугались, зашипели, а через пять минут мы уже с ними сдружились — лучше не бывает. Они ростом с маленьких тигрят, такие смешные, падают на спину, пузо своё подставляют, чтобы почесали. Гоняем мы с малышами по полянке, визжим, про время забыли. И только тогда опомнились, когда из зарослей мамаша выскочила. В зубах — симпатичный такой зверёк, только придушенный уже. Бросила добычу — и на нас. Лапами к земле прижала, а на детёнышей как рявкнет — те попрятались. Ну мы с Никиткой перетрусили, конечно, думали, сразу нас съест. Только взрослая рекиша, видно, любопытная оказалась. Она таких, как мы — без шерсти, — никогда не видела. Попримяла сначала, а потом выпустила, и смотрит, что мы делать будем. Рванём мы с Ником в разные стороны — она в один прыжок догонит — и к земле. А потом малышей начала охоте учить. Те, поросята, уж какие друзья с нами были, а тоже за матерью повторяют. Покусали нас хорошо, и если б не нашёл нас отец вовремя — думаю, съели бы совсем.

— Он их убил? — тихо спросил Сенька.

— Усыпил на время, — вздохнул Лука. — Все живы остались. Правда, попало мне от него немногим меньше, чем от рекишей.

— И мало попало! — раздался громовой голос за дверью, и дверь ощутимо дёрнулась.

— Папа! — Лука вскочил, и тут же полетел на пол, подсечённый Сенькой.

— Стой! — вскрикнул Сенька. — Это не твой отец, это они!

— Кто они? — оттолкнул Сеньку Лука. — Это мой отец, он всегда приходит на помощь.

Сенька, который умирал от страха, прислушиваясь к скрежету и шорохам за дверью, крепко держал друга.

— Он зовёт меня! Пусти! — Лука оттолкнул Сеньку и снова ринулся к двери, но на его пути встал на задние лапки малыш Тис. Сенька вдруг испугался, что одурманенный туманом, ползущим из тёмных углов, Лука сейчас просто растопчет тябиса, и бросился к нему на помощь. Но Лука вдруг остановился сам. Он зажал руками уши и замер.

— Уходи, — тихо прошептал мальчик. — Ты не мой отец. Уходи!

Он открыл глаза. За дверью скрипело и завывало. Эти звуки трудно было назвать человеческой речью, но Лука улавливал отдельные слова. И всё же наваждение медленно отступало.

Лука порывисто вздохнул и невесело улыбнулся своему тябису.

— Молодец, малыш. Не бойся. Иди ко мне, — он протянул Тису руку, и тот, пробежав по предплечью, лизнул мальчика в щёку.

— Ну вот, а ты только кусаться умеешь, — упрекнул Гиса Сенька.

Тябис взглянул на него виновато, и Сенька пожалел зверька, погладив Гиса по круглой голове.

— Долго мы не продержимся, — сказал Лука. — Ночь только началась.

— Что же делать? — Сенька полез в мешок, потрогал камень желаний. Тот был совсем холодным.

— Надо провести черту, — вдруг сказал Лука.

Сенька посмотрел на него непонимающе.

— Помнишь, как в «Вие»? Дверь для них — преграда, но мы сами можем её открыть. А черта поможет нам удержаться от соблазна.

— Там был круг, — сказал Сенька.

— Круг так круг, — согласился Лука и обернулся по сторонам в поисках мелка или уголька.

— Давай подожжём ложку, — предложил Сенька.

— Не жалко? — спросил Лука и улыбнулся, увидев гримасу друга.

Дерево не хотело загораться, но Лука был упрямым, и скоро ложка затрещала, добавив света к трепетному огоньку свечи. Темнота в углах сгустилась, а за окнами вновь тревожно зашуршало, завозилось, зловеще заскрежетало.

— Скорей! — попросил Сенька.

Загрузка...
25

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

загрузка...