Оценить:

Воплощение Плотников Сергей




98

Я замолчал — крыть было нечем. Мирен и Нанао молча стояли на лестнице входа в главный учебный корпус и толпа учеников огибала их с двух сторон. В любой день подобное выглядело бы странным и бросалось в глаза — но только не сегодня: перевозбуждённые молодые маги и демоны ни на что не обращали внимание. Кто-то в голос обсуждал только что рассказанное, кто-то молчал, глубоко уйдя в себя и механически переставляя ноги — но равнодушных не было. М-да. Н‍у​, что ​сказать? ​​Куроку Кабуки прожил свои годы не зря и действите‍льно умел заводить сторонников. Сомневаюсь, что найдется хотя бы несколько человек, кто откажется от его затеи.

* * *

— Лекция.

— Спасибо.

Флешка перекочевала из руки в руку. Как при этом старательно не смотрящие в сторону друг друга Инга и Настя умудрились не столкнуться в воздухе руками — лично для меня так и осталось загадкой.

— Они всё никак не прекратят? — у наблюдавшей за этой сценой Алёны в голове, как видно, крутился тот же вопрос.

— Как видишь, — я осмотрел извлечённое из пакета яблоко… и передал его стоящей у моей парты девушке. Уж не знаю, на что они там в общаге спускают деньги, но на моей памяти ни один студент из общежития не отказался от халявной еды. Даже если это кислое и твёрдое, как камень, жёлтое антоновское яблоко.

— Что же у них такое случилось?.. — с намёком протянула Боброва, с хрустом вгрызаясь во фрукт.

— Это их личное дело, — вот любопытная на мою голову нашлась. Разумеется, связать то, как я вытрясаю из Анастасии адрес подруги, и то, что та вышла на следующий день на занятия, труда не представляло, вот только остальным было в общем-то похрен. Ленка же не то, чтобы устроила планомерную осаду, но в среднем раз в день обязательно спрашивала. Интересно, она что, надеется, что я в конце концов проговорюсь, что ли? — Эй, Макс, яблоко хочешь?

— Нет, — односложно буркнул парень, даже не делая попытки повернуться.

— Лучше скажи мне, что с Сумских случилось? — покачал головой я. — Раньше нормальным был, а теперь делает всё спустя рукава и говорить словно разучился. И‍ ​какая ​его муха ​​только укусила?

— А, несчастную любовь переживает,‍ — как от чего-то несущественного отмахнулась девушка, со смачным хрустом откусывая от микроскопического огрызка последний кусок. — А у тебя ещё нет? Раз уж он отказался… О, супер!

— Это он сам тебе, что ли, сказал? — удивился я.

— Ага, совета спрашивал, прикинь? — иногда лексикон Алены меня реально коробил. — «Взгляд с той стороны», как он выразился.

— И ты дала совет… — это был не вопрос. Макса мне даже стало жалко. Интересно, что ж такого-то нужно было сказать, чтобы он настолько обиделся, причём на всех одногруппников сразу?

— Ага. Сказала, что у него без шансов и что предмет обожания ему никогда в жизни не даст.

Вот оно что. Мне захотелось уткнуться лицом в ладонь. Молодец, Лена, отлично поддержала одногруппника. Впрочем, Макс тоже хорош: ладно обиделся на весь свет, пусть, но учёба-то тут причём? И ведь сам же мне говорил, что хочет быть первым по успеваемости и знаниям… Блин, не группа, а бразильский сериал какой-то! Или, наоборот, в нашем возрасте это, как раз, нормально? Не всем же с полным на то основанием переживать о судьбах мира. Которые, как выяснилось, от меня ничуть не зависят…

— Дима!!! — мысленный вопль Ми заставил меня вздрогнуть, а прилетевший следом пакет с только что произошедшими воспоминаниями — и вовсе застыть от напряжения.

— …Но вы же что-то знаете, да? — Феодораксис рядом с едва ли не подпрыгивающим от нетерпения Клавелем казался воплощением спокойствия, но глаза парня так лихорадочно горели, что без всякой эмпатии было ясно — урок истории и на него поде‍й​ствова​л мама не​​ горюй. Ну ещё бы — столько новой инсайдерской ин‍фы для анализа.

— Знаю, конечно, — инструктор со сдержанной улыбкой сложил руки на груди. — Только совсем не понимаю, почему должен именно вам сказать что-то раньше остальных.

— Ну мы… это… особенные, разве нет? — обычно отнюдь не косноязычный мексиканец от волнения даже забыл про свой язык без костей.

— Мой друг имеет в виду, что не зря же именно нас вы так успешно готовите в полевые командиры, — пришёл на помощь Фабио грек.

— До, как ты выразился, «полевых командиров» вам ещё учиться и учиться, — иронично хмыкнул русский. — Лазарь, ты же умный. Тебе не приходило в голову, что отбор в военно-тактический клуб был произведён немного по другому принципу, чем тот, на который ты мне так усиленно и «незаметно» намекаешь? Я просто развиваю уже полученные вами ранее от других людей и обстоятельств задатки, только и всего.

— Н-да? — обычно грек умел сдерживаться, но сегодня его, по понятным причинам, просто распирало изнутри. — На счёт Фабио — согласен. У него уже есть базовые знания по командованию людьми из-за, гм, особенностей семейного бизнеса и какие-никакие навыки планирования боевых операций в тропическом лесу. Мой отец… Сейчас его «должность» можно сравнить с таковой у офицера штаба, но так было не всегда, верно, и кое-чему он меня научил. Куроцуки… Опыт специфичный, но, в определённых условиях бесценный: тайные операции, захват заложников там… Но Войде, Нгобе и Родика? Мало того, что гражданские до мозга костей, так ещё и…

Тут Феодораксис сообразил наконец, что чуть не ляпнул, и заткнулся. Но физкультурник за него «благородно» закончил фразу:

— Девушки, ты хотел сказать? — Абармов демонстративно оглядел зло сощурившуюся, но смолчавшую польку, саркастически усмехающуюся африканку и Мирен. — Хм… Пожалуй, стоит устроить наглядную демонстрацию, пока есть возможность. Все за мной.

98

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор