Оценить:

Мрак под солнцем Абдуллаев Чингиз




89

Ровно в восемь часов он сделал три звонка своим агентам, среди которых был местный полицейский чиновник, работавший в аппарате министерства внутренних дел. Очевидно, информация, полученная им, его полностью удовлетворяла, так как он уселся перед телевизором, жадно поедая холодные сандвичи. По телевизору шли последние новости. Внезапно диктор напомнил о покушении на жизнь американского дипломата несколько дней назад. Показал разгромленную квартиру Боба Вильямса, сгоревшие автомобили, выбитые стекла.

— Сегодня в пять утра, не приходя в сознание, американский дипломат Боб Вильяме скончался, — сообщил диктор, — врачи констатировали смерть в результате внутреннего кровоизлияния…

— Нет! — закричал Роджер. — Нет! Сандвич упал на пол.

— Значит, ты, Эдгар Леймен, не жалеешь никого, — задыхаясь, пробормотал Роджер, — ты даже своих не жалеешь. И тот, кто стоит за тобой, тоже не собирается никого жалеть. Что же, тогда и я не буду жалеть никого.

Теперь в запасе у него была длинная ночь. Он знал, где ему искать Эдгара Леймена. Знал, как искать. И знал многое остальное. Он не знал только одного — какой секрет скрывали все эти многочисленные убийства. И именно его он собирался узнать.

Глава 28

В этот день Бернардо должен был получить новую инвалидную коляску. При одной мысли об этом настроение резко портилось, и он проклинал все на свете — генерала Чернова, уговорившего его поехать в Испанию в качестве жениха, руководство Службы внешней разведки, позволившее неизвестному снайперу узнать о его появлении уже через несколько часов после встречи со своей «супругой», Жоакина, заказавшего ему явно для дальнейшего издевательства новое инвалидное кресло, свою несчастную судьбу, сделавшую его, разведчика-профессионала, посмешищем в глазах окружающих. Только Инес оставалась вне объектов его гнева. Он не хотел признаваться даже самому себе, что эта женщина нравилась ему все больше и больше.

Правда, их отношения оставались такими же, как и в день их знакомства, — ровными, спокойными и без лишних эмоций.

Инес по-прежнему ночевала на диване в гостиной, а он по-прежнему спал на огромной двухместной кровати в спальной комнате. Иногда он вспоминал ту ночь, когда умер Альфредо. Она вошла в его комнату. Ничего не произошло, они выпили всего лишь по бокалу вина, но воспоминание о той ночи было сладостным утешением его ночных грез. Но не более того. В дополнение ко всем несчастьям, Инес любила купаться в море и загорала на пляже. А он, прекрасный пловец и спортсмен, вынужден был сидеть в своей проклятой коляске, словно старик, наблюдая за резвящейся вокруг молодежью. Бернардо иногда клялся, что дальнейшую жизнь посвятит поискам того неизвестного снайпера, который стрелял в него в Мадриде. Из Эль-Фуэрте приходили неутешительные новости, полиция продолжала поиски неизвестного убийцы.

Рано утром марокканец уехал в аэропорт получать заказанный груз, а Инес снова ушла на пляж, словно в насмешку над несчастным Бернардо, который вынужден был сидеть в своем кресле. Он решил не ходить с ней в этот день на пляж. Настроение было окончательно испорчено, и он остался один в своем роскошном номере.

Габриэла с удовольствием взялась составить компанию Инес Контрерас, и обе женщины ушли на пляж рано утром. А Бернардо остался сидеть на балконе с бутылкой рома, словно старый бродяга, решившийся нагрузиться до основания. И, нужно отдать ему должное, долгое пребывание в Советском Союзе явно пошло ему на пользу. Ни один потомственный латиноамериканец не сумел бы принять такое количество спиртного, у него просто бы отказала печень. Но длительные возлияния среди своих товарищей по курсам Высшей школы КГБ сделали из Бернардо закаленного человека. Теперь бывшие земляки могли ему только завидовать.

С балкона их номера можно было разглядеть благоустроенный пляж, тянувшийся на несколько километров. Всюду стояли скамейки, раздевалки, лежали матрасы. Собственно, вся береговая линия страны была одним большим общим пляжем. Их резиденция, расположенная несколько севернее бухты Кохимара и района Аламара, была обращена на север, в сторону Флориды.

Бернардо с завистью подумал об отдыхающих, крики которых долетали даже сюда. За его спиной послышался шум. Он резко обернулся. Это Жоакин и еще двое парней втаскивали в комнату новое «чудо техники», которое должно было заменить Бернардо его нынешнее кресло. У марокканца был счастливый вид.

— Вы только посмотрите, — говорил он, демонстрируя все технические новинки подобного кресла.

— Это какой-то «Роллс-Ройс», а не инвалидное кресло, — пошутил Бернардо, осматривая никелированные ручки своего нового убежища.

— Вы только посмотрите, как оно работает, — показывал Жоакин, — какой здесь угол наклона, какой разворот. И, кстати, за кресло мы почти ничего не платили. По договору мы можем вернуть его после месячного использования с вычетом двадцати процентов от суммы стоимости самого инвалидного кресла. — Вы можете идти, — отпустил он своих помощников, раздав каждому по доллару. С недавних пор американская валюта уже не была открытой контрреволюцией, с которой призывали бороться всем обществом.

— Вам нравится? — спросил Жоакин.

— Для этого мне нужно туда пересесть, — засмеялся Бернардо.

Все-таки количество выпитого рома сказывалось. У него значительно улучшилось настроение, прошла меланхолия, теперь он смотрел на мир не столь мрачно.

— Давайте пересядем, — предложил врач, и они объединенными усилиями сумели перетащить тело Бернардо из одного кресла в другое.

89

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор