Оценить:

Любовная мозаика Смит Карен




4

— Не принимайте все так близко к сердцу, дитя мое. Тут есть доля моей вины. Мне следовало бы предупредить вас, что Клэй — человек очень непростой. Общительный, но до определенной черты: стоит ее перешагнуть, как он замыкается в себе, а это подчас ставит людей в тупик, даже обижает их.

— А что на самом деле произошло с ним? — спросила Пейдж. Она облокотилась на подоконник и нервно затеребила бархатистый листок герани.

— Подробности мне неизвестны… — Док расстегнул верхнюю пуговицу вязаного джемпера. — Подлинно могу подтвердить лишь одно: это случилось в горах во время восхождения на вершину…

— Но, по-моему, когда речь идет о помощи совсем еще юному существу… — Пейдж порывисто отошла от окна. — Не знаю… Но я бы и секунды не колебалась…

— Ты права, Пейдж… — Старый доктор, преодолевая возникшую боль, изменил положение в кресле. — Но ведь не все так самоотверженны, как твои родители, как ты…

— Вы хотите сказать, что Клэй черствый, эгоистичный человек? — Девушка испугалась, что врач может подтвердить ее слова.

— Зачем же так категорично? — возразил Док. — Просто бывают ситуации, когда человек вынужден думать прежде всего о себе.

— Пожалуй, вы правы. Выезжая сюда, я думала прежде всего о себе. — Она устало опустилась на диван, невидящим взглядом уставилась на узор подлокотника. — В Эфиопии я не выдержала, сломалась… Я врач и должна была победить…

— Голод и нищету? — строго перебил ее пожилой мужчина. — Ты провела в этой стране три года, работая днями и ночами. Руки там опускались даже у тех, кто намного сильнее тебя.

— А почему у мамы никогда не опускались? — обращаясь в никуда, задумчиво спросила Пейдж.

— Твоя мама — совсем другое дело. Ты ведь считаешь ее святой?

— Вы говорите так, словно осуждаете ее. — Темные зрачки Пейдж расширились от изумления: никогда еще Док не говорил с ней таким тоном.

— Я не осуждаю, — спокойно объяснил он. — Но у тебя в Африке, по сути, не было детства. В конце концов, и отец твой был бы еще жив, если бы внимательнее относился к себе, брал каждый раз отпуск…

Пейдж ощетинилась, всегда готовая к защите двух боготворимых ею людей — отца и матери.

— Они воплощали в жизнь свою мечту — хотели вдвоем излечить все недуги неустроенного мира. — Голос девушки задрожал, глаза повлажнели.

— Но разве это и твоя мечта тоже? — словно заглядывая ей в душу, спросил старик.

Пейдж бессильно откинула голову и прикрыла глаза.

— Раньше мне казалось, что это так…

— Пейдж, — тепло, по-отечески заговорил Док, — ты ведь знаешь, девочка, что всегда можешь рассчитывать на меня.

Пейдж хотелось расплакаться, но, совладав с собой, она спросила обычным тоном:

— Что приготовить на ужин: зажарить цыпленка или запечь молодой картофель с сыром и пряностями?

— Пожалуй, предпочту картофель, а то мой изношенный желудок начнет бунтовать, — усмехнулся он и положил очки на стол. — А как ты намерена поступить с Рэйнольдсом?

Пейдж хитро улыбнулась.

— Не оставлять его в покое. Клэй Рэйнольдс еще не знает, с кем имеет дело.

— Дай ему немного времени, дитя мое. Вода камень точит. Кстати, в субботу намечается вечер старинных танцев в клубе Пелпа. Клэй наверняка будет там.

— Док, а ведь вы провоцируете меня? — засмеялась она.

— Нет, ничего такого я не имел в виду, — улыбнулся в ответ старик.

В самом деле, поразмыслив, решила Пейдж, почему бы ей не пойти в клуб и не развлечься?

2

За длинным деревянным столом Пейдж и Док сидели вместе. В клубе было людно.

— Вам удобно на скамье? — заботливо осведомилась девушка. — Может, принести шезлонг из машины?

— Спасибо, за меня не беспокойся, девочка. — Старик погладил ее по волосам. — Побудем здесь часок-другой, для меня это достаточно. Старость, моя дорогая, к сожалению, не располагает к бурной жизни. Я стал быстро уставать… Кстати, — встрепенулся он, — тебя будет разыскивать Рон Мерфи, он хотел поговорить насчет…

Пейдж не дослушала: дверь распахнулась — и на пороге появился Клэй Рэйнольдс. На нем были джинсы и клетчатая рубашка с подвернутыми рукавами. Мужчина окинул глазами зал и уверенной спортивной походкой двинулся вперед.

Заметив, что Клэй не видит ее, Пейдж исподтишка следила за ним, стараясь ничего не упустить: выражение лица, мимику, манеру общаться. Казалось, он знал всех присутствующих. Некоторые женщины охотно отвечали на его приветствия, при этом глаза их вспыхивали более чем дружеским огнем, и Пейдж в конце концов поймала себя на мысли, что ей все это не нравится.

А что же Клэй? Вот к нему подходит миниатюрная блондинка, приподнимается на цыпочки, он обнимает ее, его глаза… В них…

Док перехватил настороженный, почти хищный взгляд девушки.

— Это мать одного из мальчиков, которых он тренировал когда-то, — пояснил врач. Щеки Пейдж залились краской, будто ее застигли за каким-то неприличным занятием.

— Я… — Губы не слушались ее. — Я просто пытаюсь понять, что он за человек, наблюдаю, как к нему относятся знакомые…

— Но это не самый лучший способ узнать человека, — понимающе перебил Док.

Пейдж рассеянно рассматривала царапины на поверхности стола, а музыканты тем временем занимали места на маленькой эстраде.

— Начинают! — по-молодецки выдохнул старик, и в ту же секунду звуки флейты, гитары, виолончели и скрипки гармонично слились в зажигательную мелодию, а Пейдж, сама того не замечая, стала отбивать ритм изящной лакированной туфелькой.

4

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор