Оценить:

Любовная мозаика Смит Карен




33

Рэйнольдс, принимая ее шутку, чуть прикусил ей нижнюю губу, и Пейдж наигранно застонала. Нет, на этот раз она не будет торопить события и примет его правила любовной игры.

Клэй целовал ее нежную шею, щекотал кончиком языка мочку уха и, наконец подхватив на руки, словно перышко, понес по лестнице наверх, в спальню.

Их прошлая ночь была освещена колеблющимися тенями, огарок свечи в стеклянном подсвечнике напоминал о пережитой грозе. Но сейчас бал правил лучистый солнечный свет. Он наполнял всю комнату, окрашивая все предметы в теплые пастельные тона. Через открытую фрамугу слышалось заливистое щебетание птиц и шелест весенней листвы.

Клэй сел на край кровати, держа ее на коленях, как маленького ребенка. Его зеленые глаза поведали ей то, что не могли бы передать никакие слова. Он целовал ее в губы, словно пил из них нектар, и был не в силах утолить своей жажды, а она отвечала тем же.

Задыхаясь, Клэй на мгновение оторвался от нее и сказал:

— Ты целуешься так, будто это в последний раз, будто это последний день нашей жизни.

— Иногда так и бывает, — прошептала она.

— Но только не с нами. — В его голосе звучала непоколебимая убежденность.

— Мне неудержимо хочется прикасаться к тебе везде-везде. — Пейдж прижала ладонь к его груди, он накрыл ее своей, потом сжал и поднес к губам.

— Все в твоей власти, — лукаво улыбнулся он.

— Ловлю тебя на слове, — подхватила она и ловко стянула с него футболку.

Обнаженные, они лежали в постели и любовались друг другом. Их безупречные тела, точно вылепленные из мрамора, контрастно выделялись на темно-синем фоне шелковых простыней.

— Клэй, — прервала тишину Пейдж, — ведь я не знала, что можно делать, а что нельзя. Тебе, наверное, забавно наблюдать за мной.

— Отнюдь. Все, что ты делаешь, восхитительно, — возразил Клэй. — Неискушенность освобождает от комплексов, барьеров. Ты действуешь, подчиняясь инстинкту, заложенному природой. А что может быть лучше, чем естественность?

Клэй, полностью расслабившись, чувствовал себя умиротворенно. Он принял решение: хватит прятаться от жизни и осторожничать, пусть у них с Пейдж будет шанс, а как долго это продлится, лучше не задумываться.

Неожиданно Пейдж вздрогнула и, встревоженная, села, сверху вниз глядя на Клэя.

— Клэй, какой ужас! Что же я наделала! — Ее зрачки расширились.

— Что случилось?

— Я просто поверить не могу, — всплеснула руками девушка. — Я врач и совершенно забыла о мерах предосторожности…

Рэйнольдс улыбнулся и выдвинул ящик тумбочки: там лежала упаковка презервативов.

— Совестно признаться, но и у меня напрочь все вылетело из головы, — сказал он, но, если что-нибудь случится, я имею в виду беременность, буду только рад. Уж не знаю, как ты… — Он замялся.

«Если что-нибудь случится», про себя повторила Пейдж. Ребенок. Малыш ее и Клэя! Вопрос об Африке отпал бы сам собой. Да при чем здесь Африка? Ребенок… Она уже созрела для того, чтобы иметь ребенка.

Пейдж прикинула, какой был день в ее менструальном графике, и немного разочаровалась.

— Думаю, пока не стоит беспокоиться. Это были безопасные дни, — сказала она Клэю и, о счастье, поймала такую же искорку сожаления и в его взгляде.

— Кстати, будешь смеяться, но чтобы купить это, — он кивнул на пластиковую упаковку предохранительных пакетиков, — мне пришлось прокатиться в Вестминстер. Если сделать это здесь, сплетни с бешеной скоростью распространятся по всему городку.

— А ты что, боишься? Разве тебе не все равно, если все узнают, что мы вместе? — спросила Пейдж.

— Конечно, прятаться от чужих глаз глупо, но и становиться предметом пересудов не хочется… Послушай, — переменил тему разговора Клэй, — судя по поведению моего желудка, сейчас, похоже, время ланча. Давай поедем куда-нибудь. Например, в лес рядом с твоим домом.

— Какая прекрасная идея! — оживилась Пейдж. — Устроим пикник на двоих. До чего же приятно иногда отдохнуть от всех! — мечтательно вздохнула она.

12

Они расположились на лужайке, окруженной величавыми соснами. Солнце, стоявшее в зените, пронзало лучами густую хвою, рассеивая повсюду теплый золотистый свет. Свечение, раздробленное ветками, напоминало то снопы соломы, то прозрачные веера, то лессировки старинных картин. В лучах серебристой пылью трепетала мелкая мошкара.

Клэй расстелил на траве шерстяной плед в красную с синим клетку, Пейдж покрыла середину белоснежной льняной салфеткой и принялась выкладывать на нее всевозможные лакомства из овальной плетеной корзины.

— Проголодалась? — улыбнулся Клэй, заметив нетерпение в ее глазах.

— Еще как, — ответила девушка и вскрыла хрустящий пакет с соленым печеньем. — Если ты помнишь, — лукаво подмигнула она, — наш завтрак был более чем легким.

Клэй засмеялся.

— Не согласен, просто это зависит от того, кто и что именно предпочитает после сна.

Пейдж покраснела, и мужчина нежно погладил ее по руке. Каждый раз, когда он смотрел на нее, говорил с ней, дотрагивался до нее, то ловил себя на мысли, что снова и снова желает обладать ею. Но не только физически. Душевная близость была для него не менее важной. Клэй чувствовал, что их связь с каждой минутой становится глубже, значительней, гармоничней.

Теперь ему и подумать было страшно, что Пейдж может уехать. Такой потери ему не пережить.

Ну, хватит о плохом, приструнил он себя и встал.

— Ты куда? — удивилась Пейдж.

— Сейчас вернусь.

Он вышел на опушку леса, за которой простирался луг, пестревший цветами: нежные незабудки, лиловые, розовые колокольчики, клевер, лютики. Букет получился на славу.

33

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор