Оценить:

Невеста и Чудовище Васина Нина




28

Лежу и смотрю снизу на бледное лицо вскочившего Бирса.

– Не волнуйтесь, я сейчас... – пытаюсь встать. Провожу рукой по подбородку, а на руке – кровь.

Анализ крови

Бирс отнес меня в дом, снял куртку и валенки, уложил на диван, накрыл пледом и еще посидел потом минут пять рядом, прикладывая к моему подбородку салфетку со льдом. Я все это вполне спокойно вытерпела, потому что, объевшись, стала засыпать, и не помню, как Бирс ушел.

Открываю глаза, а надо мной лицо Байрона. Пытаюсь улыбнуться ему и протянуть руки, но не могу пошевелиться – жутко не хочется просыпаться.

– Текила, ты как?

– Нормально-а-а... а что?

– Помнишь, как упала вчера?

– Вчера?..

– Я приехал вчера вечером, ты не слезала с дивана. Проспала сутки. Тебе отец доктора привез.

Скашиваю глаза и вижу невысокого ладненького мужичка в круглых очках. С неохотой потягиваюсь и сажусь.

– Доктора? Я уже рожаю?

– Сплюньте! – возмутился тонким голосом доктор. – Позвольте провести наружный осмотр?

Спросонья я плохо соображаю, уставилась на доктора озадаченно. Бирс привез мне гинеколога? Доктор садится напротив на стул, обшаривает глазами мое лицо и, сияя радостью, представляется:

– Тихон Ильич. Психиатр.

Ну конечно, кого же еще мог притащить Бирс после... вчерашнего? Неужели я так долго спала? И так хорошо! Доктор смотрит на меня, тоже улыбается и констатирует:

– Вижу перед собой весьма молодую и привлекательную особу, довольную жизнью и отлично отдохнувшую. Что у вас с подбородком?

– Упала и ударилась о перила беседки, – отвечаю на его первый тест коротко и без подробностей.

– И что у нас болит?

Я пошевелила челюстью, потрогала лицо.

– Подбородок побаливает, если дотронуться.

– И больше никаких неприятных ощущений? – весело уточнил доктор.

– Есть одно. Писать очень хочется, – освобождаюсь от пледа и ускоряюсь к туалету.

Доктор вслед разъясняет, что подобные ощущения для беременной девушки вполне естественны – из-за давления растущего живота на мочевой пузырь.

Вернулась я, вероятно, еще более довольная жизнью – доктор так и просиял морщинками и предложил сесть напротив него на поставленный стул. Сажусь.

– Лилечка... – начал он.

Я удивленно подняла брови, доктор заметил это и передумал продолжать. Я, стараясь сохранять серьезность, предложила:

– Лилит Марковна, если вам не трудно запомнить, Тихон Ильич.

– Хорошо, Лилит Марковна. Мне вкратце описали ваши видения – назовем это видениями. Хотелось бы услышать ваше собственное мнение на эту тему.

– Я согласна. Это видения. Я вижу девочку лет пяти-шести в летнем платьице.

– Отлично. Скажите, Лилит Марковна, заговариваете ли вы с объектом ваших видений?

– Нет. Она сама иногда делает мне знаки и говорит пару слов. Чаще – одно.

– Какое это слово, позвольте спросить?

– Скоро. Она говорит: «Скоро».

– Я понял. Насколько вас угнетают эти видения?

– Уже нисколько. Я привыкла.

– Прекрасно. Тогда скажите, Лилит Марковна, хотели бы вы от них избавиться?

Задумавшись, я посмотрела мимо доктора в проем двери. Там стоял Байрон с уставшим лицом и темными кругами под глазами.

– Я хотела бы понять, что ей нужно, но в данных обстоятельствах приходится контролировать свои желания из-за спокойствия близкого человека. Вот если бы вы... – я с надеждой взглянула на доктора.

– Слушаю вас, – с готовностью подался он ко мне.

– Если бы вы сделали один-единственный анализ...

– Так-так-так?..

– Психиатр ведь может сделать анализ крови?

– В принципе, конечно, может, – кивнул озадаченный доктор. – А зачем?

– Мне это важно.

– Вы хотите сдать кровь на анализ? На какой?

– Ничего не надо сдавать. Она у меня уже есть. В банке. Анализ самый обычный. Группа крови и, желательно, на ДНК.

– Так-так-так... – задумался доктор. – На ДНК – это не самый обычный анализ. Вы сказали – в банке. В какой?

– В пол-литровой, – ответила я. – Вы согласны мне помочь?

– Лилит Марковна, – проникновенно обратился ко мне доктор, и еще ручку на мою коленку положил. – Прежде чем ответить, я хотел бы видеть эту банку с... так сказать, материалом для анализа.

– Конечно, – я ручку доктора осторожно с коленки убрала и позвала Байрона: – Принеси, пожалуйста, банку из гаража. Помнишь, я туда снежок...

– Я помню, – кивнул Байрон и ушел.

Когда он вернулся с банкой, доктор посмотрел на нее, на сильно подтаявший снег в розовой сукровице, потом – на меня и вдруг крикнул:

– Веня!

Пока я соображала, кто тут у нас Веня, пришел Бирс. По одному его взгляду на доктора, а потом – мгновенному – на меня я поняла, что у Тихона Ильича как минимум, сейчас наступит коллапс из-за моих издевательств. Как можно убедительней я призвала двух давних друзей осознать, что если они действительно хотят мне помочь с этими видениями, то должны выполнить мою любую, даже абсурдную просьбу. И даже две. Доктор, уже было согласившийся признать, что шутка с банкой может и не быть шуткой, а обычным психическим заскоком беременной женщины, среагировал мгновенно:

– Две просьбы?

Я уточнила:

– Два анализа. Я хотела бы протестировать еще и кровь истопника. Я знаю, что анализы на ДНК дорогие, Байрон все оплатит.

Смотрю на Байрона. После моих слов о крови истопника он сел на диван и закрыл лицо руками. Наступила тишина.

– Ладно вам, – нарушила я ее минуты через три, – я же не прошу вызвать охотников на привидений или священника из ближайшей церкви. Если мне это поможет, почему бы не сделать?

Бирс заметил, что из всех вариантов избавиться от призрака я выбрала самый нестандартный, и лично он предпочел бы все-таки приход священника.

Загрузка...
28

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

загрузка...