Оценить:

Арабская сага Валько Таня




1

Осторожно! Ненормативная лексика!

* * *

Мы являемся свидетелями третьей мировой войны, разделенной на фрагменты.

Из проповеди Папы Римского Франциска на площади Революции в Гаване, Куба, сентябрь 2015

От автора

Дорогие читатели!

Перед вами продолжение «Арабской саги». Нужно сказать, что книга эта совершенно иная, чем «Арабская жена» и др. Мир изменился, а вместе с ним и герои моих романов. Я с ними свыклась, поэтому они, конечно же, продолжают жить на страницах моих книг. Здесь вы снова встретитесь с Хамидом бен Ладеном, борцом с «Аль-Каидой», – теперь он противостоит джихадистам из «Исламского государства». Доктор Карим, наполовину азиат, наполовину араб, снова будет спасать здоровье и жизнь тех, кто в этом нуждается, на этот раз в рамках миссии «Врачи без границ». Женщины же из рода Салими – Дорота, Марыся и Дарья – попытаются найти себя в современном грозном мире.

«Арабская сага» – это роман, полный событий, леденящих кровь, и любовных перипетий; в нем рассказывается о богатстве и бедности, о накале страстей – любви и ненависти, о том, как легко оказаться не в том месте не в то время и как тяжело из такой ситуации выбраться. Миром в моем романе завладели исламские фундаменталисты, его охватил страх и паранойя. Я пишу о вещах, проблемах и странах, вовсе не чуждых европейцу. Ведь существующее положение дел уже непосредственно касается всех нас, нашего жизненного уклада, нам все чаще угрожает опасность. Но осознаем ли мы, что происходит в самом эпицентре зла? Как живут обычные люди в арабских странах, находящихся в состоянии войны, как напуганы, как опасаются за свою жизнь и жизнь своих близких, как их уничтожают собственные братья, родители? Что чувствуют обычные жители Дамаска? Думают ли они об эмиграции? О бегстве в чужие страны и о жизни на чужбине? Так ли это просто – покинуть родной дом?

Европа открыла границы для миллионов беженцев с Ближнего Востока с верой в то, что ее потенциал возрастет за счет несчастных, но добропорядочных иностранцев, которые преумножат благосостояние и омолодят ее. Но вскоре сочувствие и эйфория европейцев сменились страхом и ужасом. Нетрудно понять чувства людей, которые готовы были принять прибывших с открытым сердцем, но вместо благодарности столкнулись с агрессией, непониманием и отчуждением. И это не единичные случаи, когда в массу мусульманских беженцев затесался грозный террорист – человек, который нас ненавидит и целью жизни которого является убийство неверных. Каждый из нас охотно приютил бы пострадавшего от войны, ведь и нас во времена многочисленных смут, которые случались в Польше, привечали и давали приют, протягивали руку помощи незнакомые люди. Однако нас охватили паника и отвращение, потому что стали известны случаи, очерняющие всех прибывших. Никто не расценивает их как правило, но мы все же не можем не обобщать, тем самым отторгая большинство добрых, приветливых и дружественных людей.

Стараясь осветить эту проблему, я показываю в «Арабской саге» как обычных мусульман, которых травят и убивают в собственной стране, так и хитрых лисов, которые стремятся в Европу только затем, чтобы ее уничтожить. Найдет ли кто-нибудь способ это предотвратить? Не обидеть обездоленных, но вместе с тем не пустить на порог убийц? Я постаралась рассмотреть проблему объективно: со стороны борющихся с терроризмом, халифатом и «Исламским государством» арабов, с позиций сирийцев, уничтожаемых своими земляками в собственной стране, и с точки зрения коварных джихадистов, охваченных необъяснимой ненавистью к иноверцам и жаждущих убийств во всем мире.

В романе «Арабская сага» я, как всегда, в форме литературного вымысла показываю трагическую правду. Я рассказываю о террористических актах сторонников «Исламского государства», совершаемых в разных уголках земного шара. Мое воображение рисует покушения, произошедшие в Париже или Бейруте, атаку в Тадж-Махале и перенесенное на египетскую почву убийство туристов в Тунисе. Увидев фотографии и прочитав сообщения о химической атаке с человеческими жертвами в Дамаске и его окрестностях, я не могла не рассказать о массовых преступлениях против человечества и смертельных приговорах, совершенных над неверными в сирийской Пальмире. В древнем театре было убито триста человек! Кто захотел бы остаться в такой стране? Кто смог бы там жить?

Как всегда, я старалась раскрыть характеры и показать глубину человеческих чувств, продумывая повороты сюжета, ставя героев в экстремальные, безвыходные ситуации без шанса на спасение. Я все время стараюсь понять и оправдать каждого и то же самое делаю в книге, размышляя над вопросом: что влияет на человека (ведь каждый рождается добрым), почему он становится преступником и палачом? Почему в нем нет ничего человеческого, когда и под влиянием чего или кого он это утратил?

На эти и другие вопросы, связанные с нынешней ситуацией в мире, читатель найдет по крайней мере частичный ответ на страницах моего романа. Надеюсь, что вы с интересом его прочтете, хотя чтение не будет легким.

I. Тяжелые воспоминания

Аллах, поистине, к Своим творениям строго справедлив -

Они к самим себе несправедливы.


Пролог

Перед отъездом из Индонезии вся семья собралась в апартаментах Карима аль-Наджди в Джакарте. Они вместе хотят поговорить о будущем, хотя решение уже принято. Всегда лучше поделиться мыслями и обсудить все с близкими. Тут все Новицкие: пара, пережившая события, связанные с кризисом среднего возраста, в лице Дороты, которую точит неизвестная болезнь, и Лукаша, подавленного после неудачного романа с молодой индонезийкой Адиндой; их возмужавший сын Адась и двое дочерей Дороты – младшая Дарья, быстро повзрослевшая после трагических событий, и Марыся Салими, бывшая госпожа бен Ладен, теперь аль-Наджди. Ее бесстрастное лицо напоминает маску, она покорна судьбе, но сердце трепещет в ее груди, как раненая птичка в клетке.

1

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор