Оценить:

Преторианец Дорна Френч Джон




115
Мы будем Вам очень признательны, если Вы оцените данную книгу или поделитесь своими впечатлениями о книге на странице комментариев.


– Щиты выведены из строя на девяноста восьми процентах фронтальных зон, – сообщил один из старших технопровидцев. – Критические повреждения дорсальной и носовых зон.

– Мы можем приблизиться к спутнику-крепости Гидра на расстояние телепортации?

– Ответ отрицательный.

Пульсирующая дрожь от паданий пробежала по нему, пока он наблюдал за водопадом тактической информации, силы флота таяли с каждой секундой.

– Общий сигнал, – произнёс он. – Полное отступление.

– Как прикажете.

– Мы – Легион, – прошептал он сам себе. – Нас много, и мы едины.



На пусковых палубах “Лакримаи” Сигизмунд смотрел на Ранна, пока оружейники и сервиторы снимали повреждённые пластины брони, их сварочные горелки выбрасывали фонтаны искр в воздух, устраняя повреждения, которые было можно быстро отремонтировать. Телесными ранами он займётся потом, пока имело значение только то, что происходит прямо сейчас.

– Они разбиты? – спросил он.

Ранн кивнул:

– Как псы, бегущие ото львов. Наши корабли преследуют их, – усмехнулся он, маска засохшей крови на лице потрескалась от шрамов. – Нас ждёт великая резня.

Сигизмунд отпустил оружейников.

– Принесите мой меч, – сказал он.



И среди всей тишины и оглушительного эха прошлого, которое становилось будущим, мёртвые уходили, не прощаясь, один за другим, чтобы их забыли или запомнили.

Во тьме Архам слышал звук своего дыхания. Прерывистые вздохи, влажные от крови, которые становилось всё короче и короче. Темнота заполняла глаза. Он подумал, что снова упал, но не мог вспомнить как. Он не мог пошевелить ни руками, ни ногами. Были звуки, близкие и громкие, но такие далёкие, что напоминали тишину.

– Чего ты боишься?

Он почувствовал присутствие рядом, и руки оторвали его голову и плечи от пола.

– Архам? – произнёс Рогал Дорн.

– Повелитель… – сказал он, и тяжело выдохнул. – Вы… вы ранены… – Чернота распускалась и окутывала его. – Альфарий… Что… Что он сказал…

– Ложь и ничего больше.

– Это… не должно было… закончиться так… Я должен был остановить его прежде, чем всё это произошло… Я подвёл вас…

– Ты никогда не подводил меня, мой сын.

– Я… не ваш сын, повелитель… Я – ваш преторианец…

И затем последняя часть прошлого стала будущим, и темнота и тишина стали абсолютными.


Эпилог:
Имена

 Омегон проснулся.

За все дни своей жизни он никогда не спал, никогда не видел снов и не чувствовал давление смертельной усталости. И всё же он проснулся из чёрного забвения, холодная палуба корабля лежала под ним, и тьма оружейной окружала его. Дрожь двигателей “Беты” была далёким гулом на границе тишины. Холод пронизывал плоть. Капельки пота покрывали кожу. Он чувствовал во рту кровь, густую и неприятную с привкусом железа. Руки онемели, пальцы застыли, словно сжимали что-то, что исчезло. Он пошевелили ими, и дотронулся до лица. Острые иглы боли покалывали от прикосновения.

И затем появилось новое чувство, сокрушающее своим бременем, бесспорное в своей истинности, хотя он не мог сказать, откуда оно пришло.

Он был один.

Слова начали складываться на языке, но дверь в палату уже открывалась. Аркос стоял в свете двери, и его доспех загудел, когда он шагнул внутрь.

– Лорд Омегон, – произнёс Аркос, быстро склонил голову, а затем остановился, когда увидел примарха. – Что-то не так?

– Нет… Нет. Есть ли…? – Он моргнул. Холодные спирали света на миг показались на периферии зрения.

Один.

– Есть ли сообщение от лорда Альфария? – спросил Омегон, всё ещё смотря на свои руки. Он, даже не поднимая взгляд, почувствовал, что Аркос нахмурился.

– Нет, – ответил он. – Но есть кое-что другое…

Омегон посмотрел на него, мышцы шеи двигались с трудом.

– Магистр войны Гор хочет посоветоваться непосредственно с лордом Альфарием.

– Нам что-нибудь известно о причине его беспокойства?

– Нет, повелитель, – сказал Аркос. – Наши источники при дворе магистра войны стали… ненадёжными.

Омегон кивнул и оглянулся, словно что-то услышал в пустой темноте.

– Подготовьте метатрон, – велел он. – Я поговорю с братом.

Аркос кивнул, и секунду внимательно смотрел на Омегона, прежде чем уйти.

Один.

Омегон сам облачился в броню, слепые сервиторы закрепили пластины доспеха поверх плоти, а тем временем онемение в руках и шее сменилось тлеющей болью.

Я – один.

Знание всплывало сквозь холодные мысли, бесспорное и неизбежное, хотя он не мог сказать, как узнал, что это факт, а не страх. Он никогда не был один, никогда по-настоящему. Уже с первой искры мысли в разуме он знал, что являлся одним из многих, фрагментом большего целого, частью большой судьбы. И теперь…

Он покинул оружейную, держа под рукой чешуйчатый и украшенный гребнем шлем примарха Альфа-Легиона.

Аркос ждал в изолированной камере, где они хранили метатрон. Омегон кивнул, и дежурные начали снимать маску с головы одноразового астропата. Он смотрел, как корчилась исхудавшая фигура, призрачный свет и дым изливались изо рта, образуя тень в воздухе, тень с лицом и формой. Иней побежал по броне и полу. Он склонил голову, когда тень повернулась посмотреть на него.

Что случилось? Что происходит? Кто он теперь?

И он понял, что слова, которые он собирался сказать, поймают его в ловушку на всю оставшуюся жизнь и шутка превратится в насмешливую правду:

– Я – Альфарий, – произнёс он. – Что прикажете, магистр войны?

Андромеда посмотрела, когда он вошёл в камеру. Она сидела на единственном столе в помещении, серые одежды гармонировали с недостаточной освещённостью, угрюмый свет люминесцентных шаров придавал хромовым волосам золотистый оттенок.

Мы будем Вам очень признательны, если Вы оцените данную книгу или поделитесь своими впечатлениями о книге на странице комментариев.


115

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор