Оценить:

Преторианец Дорна Френч Джон




112
Мы будем Вам очень признательны, если Вы оцените данную книгу или поделитесь своими впечатлениями о книге на странице комментариев.


Кербер обрушил на “Фалангу” макроснаряды и лазерные лучи. Её многослойные щиты вспыхивали цветами радуги и лопались от взрывов. Каменные бастионы рушились. Камни и трупы разлетались во все стороны, сгорая в потоках энергии. “Фаланга” истекала кровью, но выдержала огонь Кербера. Меньшие корабли метнулись вперёд, турболазеры превратили защитные батареи спутника-крепости в пылающие кратеры. Бомбардировщики кишели вокруг Кербера, кружа в изливавшемся из цитадели ливне огня.

Свет пузырился на поверхности Кербера. Его батареи замолчали. Системы прицеливания превратились в расплавленный шлак и оружие ослепло. Штурмовые корабли устремились в бреши в обороне спутника-крепости. “Штормовые орлы” петляли по вырезанным в скалах каньонам, высаживая штурмовые подразделения на лету. Прорывные капсулы врезались в поверхность, прогрызали её и извергали терминаторов и подразделения штурмовиков-сапёров в лабиринт туннелей. Их встретили лернейцы, и мрак взревел от звуков цепных кулаков и воя волкитных лучей.

В заливе за Плутоном флот Сигизмунда вырвался из клубка кораблей Альфа-Легиона, когда в схватку ворвался “Монарх Огня”. “Три Сестры Злобы” кружили в кильватере большего корабля.

И на орбите Плутона с неторопливой жестокостью двигалась “Фаланга”, облачённая в золотые и красные цвета разрушения императрица войны путешествовала по своим владениям, а свет её орудий стал блеском драгоценностей в короне.

Перед ней лежала Гидра.


Пять

 Хранилище-278, спутник-крепость Гидра
Орбита Плутона

– Ты жив.

Архам услышал голос. Он почувствовал привкус во рту, но не железа, а озона. Веки задрожали…

Боль.

Резкий и яркий мир, мир игл и ножей. И хотя он не открыл глаза, он знал, что над ним висит хирургическое устройство и удерживает рёбра открытыми, пока опускает новую часть плоти в его тело.

– Одно из твоих сердец ещё бьётся, я слышу его.

Он чувствовал пульс, каждый удар протягивал острую нить по венам, каждая секунда была краснее и ярче, чем предыдущая.

– Выживание маловероятно. Мне жаль. Ты заслужил большего. Все мы заслужили большего.

Веки шевельнулись.

– Добрый перерезал бы тебе горло, но сейчас не добрая эпоха.

Лёгкие всасывали воздух, и он ощущал удары оставшегося сердца. Мир стал белой сферой, которая держала его, до сих пор держала его, пылая внутри и снаружи. Он не мог говорить. Это было уже слишком. Его победили.

– Я… – произнёс он, удивившись, что слово покинуло губы. – Я… не… подчинюсь.

– Нет, не подчинишься. Это всегда было проблемой твоего легиона. Ваш недостаток и ваше достоинство. Я восхищаюсь этим. Всегда восхищался.

Что-то в словах звучало неправильно. Он открыл глаза, и реальность нахлынула на него.

Над ним стоял Альфарий без шлема и смотрел вниз, держа в руке копьё с двумя клинками, края лезвий напоминали тени в дыму.

– Твоя вторая штурмовая группа окружена и уничтожается. Через два часа Плутон и все его спутники станут нашими, и никто об этом не узнает. Если другие повторят твою попытку, то умрут здесь. Таковы факты.

– Гордость… – прошептал Архам, выталкивая слова из горла, пока зрение всё никак не могло сфокусироваться. Альфарий, словно вопросительно склонил голову набок. – Ваш недостаток, но… не ваше достоинство.

Альфарий рассмеялся, звук эхом отразился в тишине. Он посмотрел, словно собрался что-то сказать, но затем остановился. Архам услышал щелчок вокса, активированного в доспехе Альфария, и понял, что примарх обладал возможностью связи за пределы хранилища. Альфарий слушал, его лицо оставалось неподвижным.

– Позвольте им приблизиться на расстояние телепортации, – сказал он кому-то на той стороне вокса. – Затем включите глушители.

Его взгляд метнулся на Архама.

– Он здесь, – произнёс Альфарий, и отступил к телепортационному маяку.

Ветер поднялся в застоявшемся воздухе хранилища. Капли крови Архама поднялись над полом. Яркие черви статики побежали по стенам. Давление в черепе росло. Кожу под доспехом словно объяло пламя. Альфарий поднял голову. Клочья блестящего пепла появились и упали. Чёрные трещины раскололи воздух. Давление в черепе Архама превратилось в удар молота.

Реальность разорвалась. Яркие росчерки молний пронзили воздух. Звёздный свет хлынул во все стороны. Волны давления прокатились по помещению.

Архам увидел круг золотисто-жёлтых фигур, пластины терминаторской брони дымились бледным светом. Плечи украшали сжатые чёрные кулаки. Изумрудные лавры окружали чёрные черепа на нагрудниках, и серебряные молнии пересекали наплечники, как у воинов предыдущих поколений, объединивших Терру. Архам узнал каждого из них даже несмотря на толстые пластины доспехов “Индомитус” и размытое слабое зрение. Они были его братьями, хускарлами, чьим магистром он являлся. И в центре стоял единственный человек, который мог вести их в бой кроме Императора.

Архам понял, что дыхание вернулось к губам, онемение в руках и ногах и боль в груди отступили.

– Повелитель… – с трудом произнёс он, и конечности, которые до сих пор отказывались двигаться, и плоть, которая не слушалась приказов, подняли его сначала на колени, а потом и на ноги.

Рогал Дорн стоял с непокрытой головой между своими сыновьями-воинами, золотая броня светилась от дыма варпа, кровавые рубины сверкали в когтях серебряных орлов. Чёрные глаза вспыхнули на лице абсолютного контроля и резкой тени.

На противоположной стороне зала Альфарий встретил взгляд брата.

Мы будем Вам очень признательны, если Вы оцените данную книгу или поделитесь своими впечатлениями о книге на странице комментариев.


112

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор