Оценить:

Эхолетие Сеченых Андрей




69

Сорока снова затянулся и посмотрел на Якименко. Тот слушал молча с непроницаемым лицом.

– Если всё сложить воедино, то получается такая картина: кто-то, в форме капитана авиации, спланировал и осуществил убийство нашего сотрудника. Он проник в подсобку к сторожу, завладев его ключами, открыл оба чердачных окна, приготовив тем самым себе пути отхода, и стал ждать жертву, благо, что окно из комнаты как раз выходит во двор дома. Подкараулив жертву на лестничной площадке, пользуясь маскировкой военного офицера, под благовидным предлогом прикурить, отсюда и спички в руках жертвы, он смог приблизиться к потерпевшему вплотную, приподнять его и сбросить его вниз.

– Хорошо, согласен, – Якименко поднял ладонь вверх, – но как ты объяснишь, откуда преступник мог знать, что именно сегодня жертва вернется вечером домой и при этом будет в подпитии? Он хоть и маленький, но наган-то всегда при нём был.

– А вот это как раз не сложный вопрос, и ответ на него тоже простой. Следил. Знал, в какое время тот обычно возвращался, и знал, что при этом был частенько пьян. Более того, я, когда возвращался в управление, проверил свою теорию и выяснил у встреченного мною дежурного, что он за последние две недели несколько раз видел военного в форме летуна в районе нашего здания, то на лавочке, то с девушкой. Вот так-то.

– А девушка откуда?

– Ну, если форму смог достать, то с девками-то вообще проблем нет, – улыбнулся Сорока.

– Итого, выводы.

– Выводы такие. Это очевидно месть. Может, старые дела, может, новые. Но преступление умное, тщательно спланированное и безукоризненно осуществленное. Прикажите, буду копать, но положительный результат поисковых мероприятий не гарантирую.

Якименко внимательно посмотрел на Сороку и с нажимом спросил:

– Ты уверен в своих выводах?

Иван Сорока мог, конечно, себя обвинить во многих грехах, но уж точно не в тупости. Он быстро уловил смысл вопроса и просчитал, что конкретно последует за положительным ответом. А это как минимум комиссия из Москвы, оргвыводы и в лучшем случае позорное увольнение начальника, но лучшего случая здесь явно не предвиделось. Якименко, задавая вопрос, тоже знал, что начальник следственной части совсем не глупый человек. Поэтому, затушив сигарету, Сорока пожевал губу и ответил:

– Товарищ майор, я конечно не уверен. Это всего лишь гипотеза. Один лётчик был возле управления, встречался с девушкой и завтра снова вполне может с ней встретиться. Другой летчик искал друга, и его широкая натура, в результате, обрела нового товарища, то есть сторожа. Тот в свою очередь напился с радости, а чердак по халатности забыл запереть. Я вообще не удивлюсь, если он запойным окажется. Следы на тулупчике – полная чушь. Я думаю, у любого из наших сотрудников новую одежду вообще не найти. Одним словом, я краснеть за свои необоснованные страхи перед комиссией не буду. Влепят еще выговор, а зачем мне это надо? Думается мне, что Иванцов прав. Тут явно несчастный случай, и я с ним совершенно согласен. Якименко встал и молча попрощался с ним за руку:

– Чай допьешь?

– Нет, спасибо, товарищ майор, пойду спать. Завтра рано вставать.

Сорока вышел из кабинета и бодро зашагал вниз по лестнице…

Март 1984, г. Лисецк

Прудников немигающим взглядом уставился в стенд ВЛКСМ, висевший на стене справа от текста военной присяги. Всё было бы ничего, но из равновесия выводил девиз комсомольцев лисецкой военной части, любовно выведенный крупным красным шрифтом в верхнем правом углу: «Если делать – то делать по большому!». Капитан даже встал и вплотную приблизился к стенду, но ответа на свой вопрос, что и где собирались сделать комсомольцы, так и не нашел. Из раздумий его вывел Леший, бочком протиснувшись в Ленинскую комнату:


– Извини, командир, живот прихватило, – он виновато опустился на стул.

– Я прочитал уже, – задумчиво ответил Прудников и, перехватив недоумевающий взгляд подчиненного, встряхнулся и продолжил, – Так, все в сборе. Какие будут соображения по делу?

– Разрешите? – первым решил доложить молодой блондин с короткой стрижкой и, получив утвердительный кивок, раздраженно хлопнул кулаком по открытой ладони левой руки: – За две недели я не только улицу, я весь район обошел. Опросил всех пионеров и пенсионеров – и всё без результата. Вообще пусто. Он или левый адрес указал, номер дома был коряво написан: то ли три, то ли восемь, то ли девять или это вообще чушь. Одним словом, по адресу ничего, а про указанных в сообщении лиц кавказской национальности, так этих там полным полно – рядом же рынок, ну цветочники там, овощи – фрукты и прочие торговцы – сплошь или грузины, или азербайджанцы. Короче, если они даже и существуют, то очень их удачно замаскировали. Проще иголку в стоге сена отыскать. Я на рынке понюхал, но продавцов меха там точно нет. Моя линия бесперспективна. У меня всё. – Пётр с сожалением посмотрел в глаза командиру. Прудников давно знал его и его способность замечать мельчайшие детали, не видимые обычному взгляду, так же как и умение аналитически мыслить в критических ситуациях. Обманчивая внешность субтильного юноши не раз выручала команду, хотя в действительности он был всего на два года моложе его самого. Если не нашел, значит действительно не было, что искать, хотя мысль про маскировку и стог сена прочно засела в голове. Прудников молча кивнул в сторону братьев «Раз – Два», как их в шутку называли среди своих. Братья никогда не обижались, поскольку отличались исключительной стрессоустойчивостью. Лучшего силового прикрытия и желать было трудно, к тому же обладали искусством перевоплощения и тем самым честно отрабатывали свой хлеб.

69

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор