Оценить:

Холоднее войны Камминг Чарльз




95

Только когда она прошла вперед, кивнула пилоту, улыбнулась стюардессам, он вдруг точно вспомнил, где с ней встречался. И это было словно удар в солнечное сплетение – у него перехватило дыхание.

Отдел парфюмерии. Затем, час спустя, повторяющееся лицо – на юго-восточном углу здания. Клекнер отметил ее профиль, но решил, что это совпадение. Он стряхивал хвост перед встречей со своим агентом.

Harrods.

Глава 54

В дело были брошены восемнадцать сотрудников – ни много ни мало – в Лондоне, Киеве и Москве. Десять из них изучали цифровой «след», оставленный Рэйчел Уоллингер, восемь занимались Келлом. Проработав всю ночь пятницы напролет, Служба внешней разведки получила и перевела 362 имейла и 764 текстовых сообщения, которые отправили друг другу Келл и Уоллингер.

Все, что Кодак сообщил Минасяну, было подтверждено доказательствами. Поиск велся по ключевым словам «Амелия», «Левен», «авиакатастрофа», «Хиос», «Сесилия», «Шандор», «смерть», «убийство», «несчастный случай», «крот», «МИ-6», «Райан», «Клекнер». Если одно из этих слов присутствовало в тексте, он тут же пересылался Минасяну, который вернулся в Киев через Франкфурт в пятницу вечером. Ни в каком из писем или СМС аналитики не нашли даже намека, что МИ-6 интересовалась Клекнером. Отношения Келла и Рэйчел выглядели вполне искренними, так же как и ее работа в лондонском издательстве и ее переписка с друзьями, в которой она рассказывала о своих запутанных чувствах к Келлу и растущей симпатии к Клекнеру.

Но Минасяну было неспокойно. Он был убежден, что аналитики что-то пропустили. В пять утра субботы он попросил доставить все документы без исключения к себе домой, в киевскую квартиру, и начал читать все заново, каждое сообщение, каждый имейл, абсолютно все, включая и то, что не было напрямую связано с сексуальными отношениями между Келлом и Уоллингер. Минасян владел искусством с огромной скоростью читать и усваивать большое количество письменной информации. И хотя он не спал уже двадцать четыре часа, его ум оставался все таким же острым, а внимание не притупилось. Именно поэтому он сумел выцепить из общей массы одно-единственное слово – «Бююкада», которое подтвердило все его самые худшие подозрения насчет того, чем Келл действительно занимался в Турции.

Согласно данным Службы внешней разведки, текстовое сообщение было отправлено с номера Келла (мобильный оператор «О2») на номер Рэйчел Уоллингер (без ответа) 29 апреля в 17 часов 34 минуты. В тот самый день, когда Минасян приезжал на Бююкада, чтобы забрать закладку из тайника.

...

«Привет. Скажи мне, я все придумал или ты действительно упоминала, что у твоего отца был друг-журналист, который живет на Бююкада? Если это так и я не сошел с ума, то не помнишь ли ты, как его звали? Не Ричардс? А если сошел, то забудь и считай, что этого сообщения не было. В твое отсутствие я почти стал лунатиком».

Глава 55

Около восьми утра утром в субботу сотрудница-аналитик, которая сидела перед мониторами, передававшими живую картинку из квартиры Райана Клекнера в Тарабии, доложила, что американец ведет себя необычно. Абакус приехал домой из аэропорта около двух ночи, но спать не лег. Вместо этого он очень долго сидел перед своим лэптопом, выпил целую бутылку красного вина и больше часа проговорил по скайпу с матерью, которая была сейчас в Соединенных Штатах. Позже характер их беседы был описан как «меланхолический и нежный»; и последовавшие события это прояснили.

Вскоре после восьми Клекнер, как показали мониторы, прочитал что-то в своем «блэкберри», скорее всего СМС, и, по словам аналитика «замер, как будто в шоке». В таком положении он «оставался довольно продолжительное время». На сообщение Клекнер не ответил, но прошел в кухню, где «из-за труб и технических приспособлений под раковиной» достал пластиковый контейнер, в котором находились «паспорт (страна происхождения не выяснена), крупная сумма денег (валюта не выяснена), совершенно новый айфон и зарядка к нему». Встревоженная странным поведением объекта, сотрудница поступила согласно протоколу и немедленно позвонила домой в Лондон Тому Келлу. Том тут же удвоил число наружников, наблюдавших за домом Клекнера.

Следующие пятнадцать минут Клекнер упаковывал «большой черный чемодан на колесиках». Когда он вытащил из лэптопа хард-диск и тоже сунул его в чемодан, аналитик – которую позже похвалили за сообразительность и инициативность – снова позвонила Тому. Понимая, что Клекнер действует как спаленный агент, он немедленно приказал послать по два человека на вокзал Сиркеджи, в аэропорты имени Ататюрка и Сабихи Гёкчен, на автовокзалы в Хареме и Топкапи, а также на терминал парома в Каракёй. В первый раз он использовал для этого персонал консульства, чтобы компенсировать нехватку людей.

После хард-диска Клекнер уложил в чемодан две фотографии в рамках, две бутылочки с раствором для контактных линз, «значительное количество одежды» и еще одну пару туфель. Он вытащил из «блэкберри» сим-карту и выбросил сам телефон в мусорный бак рядом с домом. Свой дипломатический паспорт и водительские права Абакус предположительно оставил в сейфе в спальне, однако аналитик не смогла это точно подтвердить.

Рядом с кафе Starbucks, где его уже ждали Прийя и Джавад Мохсин, Абакус вошел в телефонную будку и сделал звонок. Том предположил, что разговор, «который длился не больше десяти секунд», был условным сигналом для Минасяна, означавшим, что Абакус ударился в бега.

В Лондоне еще не было шести утра. Рассматривая карту региона, Том решил, что наиболее вероятный маршрут Клекнера до Москвы будет следующим: он пересечет страну на автобусе или арендованной машине, доберется до Восточной Анталии и попытается перейти границу с Грузией. Особая команда Службы внешней разведки может также попытаться подобрать Абакуса в Самсуне или в любом другом порту на Черном море, и перевезти его на корабле в Одессу или Севастополь. Был актуален еще и путь на север, в Болгарию, но Абакус, возможно, знал, что эта граница вполне может находиться под контролем американцев. Если он доверяет своим союзникам, то, вероятно, рискнет сесть в коммерческий авиалайнер, однако Абакус при этом должен понимать, что все прямые рейсы до Москвы, Киева, Ташкента, Баку и Софии – то есть во все страны бывшего СССР и страны социалистического лагеря – скомпрометированы.

95

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор