Оценить:

Холоднее войны Камминг Чарльз




93

Однако то, что последовало дальше, дало Тому и Амелии абсолютно новый повод для беспокойства.

...

«(Задержка 56 секунд.)

М: (Неразборчиво.) …это та девушка, о которой ты говорил?

К: Ага (так!).

М: Райан, о’кей. По-твоему, это хорошая идея?

К: Что вы имеете в виду?

М: Это ты с ней познакомился или она с тобой? Это была ее инициатива?

К: Что? Вы думаете, я такой дурак? Я познакомился с ней на похоронах Пола, мы обменялись номерами, потом я пригласил ее на вечеринку в Стамбуле. (Пауза 3 секунды.) Слушайте, все это дерьмо вашего дела вообще не касается. У меня должна быть и своя частная жизнь.

М: Это я понимаю. Мы понимаем. Значит, ты ей доверяешь? Целиком и полностью?

К: Конечно, доверяю. На все сто процентов. Господи. Вы думаете, что бриты подложили бы дочь Пола Уоллингера под Тома Келла, только чтобы втянуть меня?

М: Том Келл?

К: Бывший сотрудник МИ-6. Сейчас снова на них работает. Это тот парень, кого они послали в Анкару, когда Пол погиб. У них некоторое время были отношения. Недолго. Можете сами его проверить.

М: (Неразборчиво.)

К: (Неразборчиво.) …какая-то паранойя. Мне нравится эта девочка, ясно? (Смех.) Она умная, она хорошенькая. Здесь нет никакого риска.

М: О’кей. Но будь умным, дисциплинированным мальчиком. Встреться с ней в Стамбуле. И постарайся не слишком к ней привязываться. Это мой тебе совет. Хотя в таких случаях все советы ведь бесполезны, да? Я прав?

К: Вы абсолютно, чертовски правы».

Глава 51

– Первое, что сделает Минасян, – проверит тебя с головы до ног. Постарается выяснить все, что можно, о ваших отношениях с Рэйчел. Потом перетасует карты и проверит все еще раз. Перечитает каждый ее имейл, каждое СМС. И постарается понять, знает ли она о том, что ты занимаешься Райаном.

– Я понимаю это, Амелия.

Они шли по Ноттинг-Хилл. Дождь прекратился, и Лондон делал все возможное, чтобы выглядеть теплой европейской столицей. Рэйчел была уже в Стамбуле, Клекнер в самолете, Минасян в российском консульстве так и не появился, и они решили, что он вернулся в Киев.

– Что мы о нем знаем? – спросил Том.

– Очень мало, – честно ответила Амелия, и ее признание удивило Тома. – Довольно молод. Моложе, чем ты, во всяком случае. Человек постсоветской эры – в том смысле, что у него нет этой всосанной с молоком матери идеологической привязанности к былым дням. Когда Горбачев был у руля, он еще бегал в памперсах. Украина, конечно, имеет для Кремля огромное стратегическое значение, но я думаю, что Минасяна отправили туда исключительно для того, чтобы он занимался Клекнером, а не работать над направлением «Евросоюз». Женат, есть дети. Семейный мужчина, короче говоря. Петерс о нем очень высокого мнения. – Петерс, офицер высокого ранга, работал на станции в Киеве. – Скользкий тип, аккуратный, дотошный, амбициозный. Восходящая звезда. Мы полагаем, что приказ убрать Шандор исходил из Москвы, а не от него лично и что он был против этой идеи. Возможно, он психопат – обычный или специально выращенный Москвой, возможно, и нет. В любом случае он находится ближе к концу пищевой цепочки и вынужден делать то, что велит Москва.

Амелия говорила, не глядя на Тома. Ее каблуки нетерпеливо постукивали по асфальту. Они прошли мимо полицейского на углу Лэнсдаун-Уок, и она попросила Тома рассказать о них с Рэйчел поподробнее.

– Есть ли что-нибудь в вашей переписке, в электронной или телефонной, где вы обсуждали крота? – Том бросил на Амелию испепеляющий взгляд, но она нисколько не смутилась. – Даже если не упоминал об утечках и прочем, ты говорил ей, зачем ты в Турции?

– Конечно же мы это обсуждали. Рэйчел знала, что я расследую обстоятельства гибели ее отца. И то, что мне предложили занять его пост. – Амелия раздраженно выпустила воздух сквозь зубы. Одно только это означало нарушение секретности. Но Том решил быть откровенным до конца. – Ей очень не нравилось, что я не могу рассказать ей, что именно происходит. Мы старались, насколько это возможно, обходить тему моей работы. Теперь я понимаю, конечно, почему она так неохотно говорила об Секретной разведывательной службе. Потому что все это время она работала на тебя.

– Не все…

– Она боялась, что я раскрою вашу маленькую грязную тайну.

– Эта маленькая грязная тайна только что предоставила секретной службе все доказательства, достаточные для того, чтобы засадить Клекнера за решетку. Но спасибо тебе за понимание и поддержку.

Том уже давно понимал, что их дружба с Амелией может, в конце концов, подойти к такому моменту, когда ничто не сможет ее спасти. Слишком много неприятного и злого они пережили. Слишком много лжи. Чужих и своих тайн.

– Ты говорила с Рэйчел о Сесилии Шандор? – спросил он.

– А ты? – По ее глазам Том понял, насколько Амелия устала и как она напряжена. И он рассказал ей то, что она должна была знать. – Ну конечно, мы о ней говорили. Она была любовницей ее отца. И Рэйчел о ней знала. И Джозефин тоже. Рэйчел прочитала их чертовы любовные письма.

– И ты сообщил ей, что Сесилия была сотрудницей венгерской разведки?

Было бы легче солгать, сделать вид, что он просто в ярости – за кого она его принимает и так далее. Но Том знал, что его загнали в угол. У него не было иного выбора, кроме как сказать правду.

– Да. Она знает.

– Потрясающе. – Амелия покачала головой. – Это была устная беседа или ты сообщил ей об этом в имейле?

– Я бы никогда не доверил такую информацию бумаге. Или компьютеру. – Том сказал это уверенно и даже несколько обиженно, но на самом деле он не помнил, когда и как именно сообщил Рэйчел о том, что Сесилия – шпионка в прошлом. Не стал он признаваться и еще в одном грехе – что сказал Рэйчел об убийстве Сесилии Шандор. У Амелии теперь и так было с чем разбираться.

93

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор