Оценить:

Холоднее войны Камминг Чарльз




76

Интересно, какого ответа Амелия ждет от него теперь, подумал Том. Естественно, она понимает, что означает отложенный разговор с Лэнгли.

– Я тоже этого не хочу, – сказал он. – Но у нас нет другого выбора. Иди расскажи Джиму, и он спросит, как мы узнали о том, что сверхсекретное американское оружие должно очень скоро перейти в руки Свободной сирийской армии. Предупреди водителя – и русские мигом узнают, что материалы Клекнера были засвечены.

– Так что – сопутствующие потери? – медленно произнесла Амелия. Как будто хотела, чтобы Том взял всю ответственность на себя.

– Сопутствующие потери, – ответил он.

Глава 42

Двенадцать часов спустя Том приземлился в Лондоне.

Из нереально шумного потного Стамбула он перенесся в город вечного дождя. Возвращение домой всегда означало одно и то же: аэропорт Хитроу, серенькое хмурое небо, состоящий из жира и мускулов детина-водитель черного булькающего кеба, обязательно болельщик команды Crystal Palace, постепенное привыкание (было в этом даже что-то успокаивающее) к крошечным размерам, мусору и тусклому свету Англии. Рэйчел, которая напрочь исчезла из жизни Тома на целых три дня, вдруг проявилась опять как ни в чем не бывало. Пока он ехал по М4, на него без перерыва сыпались эсэмэски с обычными уже шуточками насчет его возраста и требование поужинать вместе сегодня вечером.

...

«У меня дома. Готовить буду я. Не забудь свои ходунки, старикашка».

Как оказалось, улетая на Хиос, Том забыл выбросить мусор. Когда он открыл дверь своей квартиры, в лицо ему ударила струя удушающей вони, почти запах разложившегося трупа. Он распахнул все окна и, прыгая через две ступеньки, выволок мешок на улицу и бросил в бак. Потом он просмотрел почту, принял душ, переоделся и вскоре после часа дня сел в кеб до Бэйсуотер.

Амелия ждала его в одной из кафешек сети Costa Coffee в северной части торгового центра Whiteleys. Вместе они дошли до офиса несуществующей компании по заказу одежды по каталогам на Редан-Плейс. Именно здесь два года назад Том сообщил Амелии о заговоре с целью похитить ее сына. Этот разговор он вспоминал как один из их самых тяжелых и изматывающих, но Амелия, пока они поднимались на лифте на четвертый этаж, выглядела вполне спокойно. Казалось, все неприятные воспоминания, связанные с тем днем, счастливо стерлись из ее памяти. Забавно, но при этом одета она была почти в точности так же, как тогда: юбка и темно-синий жакет, белая блузка и золотое ожерелье. Как заметил Том, то самое, что она надевала на похороны, – и то самое, что было на ней на фотографии, которую Уоллингер хранил в книге у своей кровати. Отчего-то это его подбодрило. Выбор Амелии показался ему символичным – как будто он предполагал, что она не сомневается в невиновности Пола.

– Это место теперь находится в собственности конторы?

Амелия настучала код, отключила сигнализацию и открыла дверь.

– Снимаем, – коротко бросила она и поставила сумку прямо на пол. Затем прошла в кухню в дальнем конце помещения. – Хочешь чаю?

– Спасибо, не надо.

За то время, что Том здесь не был, офис изменился. Раньше он представлял собой открытое пространство, где стояли столы с компьютерами и недопитыми чашками кофе и бесконечные кронштейны с вешалками. Теперь помещение было разделено на шесть отдельных секций с коридором посередине. Том видел, как Амелия в кухне наливает воду в чайник. Раньше там стоял красный диван. Теперь его не было.

– Тут вообще работают? – поинтересовался Том и тоже пошел на кухню.

– Уже почти да. – Амелия повернулась к нему. – Я думаю, что отсюда мы можем наблюдать за нашим другом. Команда прибывает в три, чтобы все организовать и подготовить. Твое мнение?

– Звучит неплохо. – Том был впечатлен тем, как быстро Амелия уладила все с визитом Клекнера в Лондон.

– Обрати внимание на его маршрут, – сказала Амелия и вручила ему какие-то бумаги. Пока закипал чайник, Том успел их проглядеть. Три листа, где были перечислены все грядущие передвижения Абакуса. Все детали. Время авиарейсов, названия отелей, деловые встречи, ланчи, ужины. Полная информация была собрана за двадцать четыре часа.

– Быстро, – присвистнул Том. – И кто это сделал? Эльза?

Выяснилось, что Клекнер позвонил Джиму Чейтеру из Бурсы и попросил небольшой отпуск. Звонок перехватили в Челтнеме. Чейтер согласился, и весь вечер Клекнер провел у себя в квартире в Стамбуле, планируя поездку. Эльза наблюдала за его электронной почтой и переводами по кредитным картам, а Центр правительственной связи прослушивал телефоны.

– Он решил остановиться в Rembrandt? – Том попытался вспомнить, где жил Клекнер во время своих предыдущих наездов в столицу. Кажется, ночевал он у двух или трех разных девушек – насчет количества Том не был уверен, но в отеле – никогда. – Почему он не попросился пожить в одной из квартир консульства? Ему что, и в голову не пришло?

– Он пытался. – Амелия поискала в шкафчике кружку, нашла одну и поставила ее на стол. При этом она пробормотала что-то о «свежем молоке». Том неожиданно вспомнил, как Рэйчел потянулась за банкой с чаем, тогда, на кухне, в доме на побережье. Это была мгновенная вспышка в мозгу. – Дело в том, что в городе сейчас находится делегация, – продолжила Амелия. – Все квартиры заняты. Что здорово облегчило нам жизнь.

Том подумал, можно ли сейчас закурить в этом временном офисе, или это будет нарушением закона.

– Может быть, это… дымовая завеса. Он остановится где-нибудь еще, а в отеле даже не зарегистрируется.

Амелия обернулась и немного поколебалась, прежде чем ответить.

76

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор