Оценить:

Холоднее войны Камминг Чарльз




70

Том знал все тонкости этого дела и прекрасно понимал, почему Мохсин не смог выполнить задание до конца, поэтому объяснения и извинения были ему совершенно неинтересны.

– Все нормально, – перебил он. – Не нужно ничего объяснять.

Дальше они пошли молча. Том слышал шелест морских волн – берег был всего метрах в ста к северу. Семья Ричардс жила в частично переделанном, подновленном доме, который стоял на дороге, параллельной побережью. Том не понял, есть ли кто дома, да и не было никакого резона стучаться в дверь и нарушать покой здешних обитателей. Согласно рапортам наружки, а также электронной переписке Клекнера и Ричардса и телефонным звонкам, Абакус посетил этот дом три раза за последние шесть недель, один раз остался на ночь, а потом поблагодарил Ричардса «за первоклассный ужин и первоклассное похмелье». Куда больше его интересовал дом рядом, который продавался и который Клекнер предположительно осматривал. Недвижимость на острове была непристойно дорогой, особенно дома у кромки пляжа. Остров Бююкада был летним убежищем для городской элиты; тысячи обеспеченных жителей Стамбула прятались здесь в июле и августе, переезжали в свои «загородные» дома, где было чуть легче пережить жару середины лета. Зачем шпиону двадцати девяти лет, чьи накопления составляют не больше тридцати тысяч долларов и которому через четырнадцать месяцев предстоит перевод в другое место и на другую должность по заданию ЦРУ, присматривать себе дом в самой дорогой части самого дорогого острова из всех Принцевых островов?

Возможный ответ пришел к нему несколько минут спустя. По дороге к дому Том увидел табличку с надписью «Продается» на английском и турецком, приделанную к дереву. Деревянные ворота были сломаны, и, открывая их, он занозил указательный палец. Сад разросся и одичал; было трудно пробиться сквозь густую траву и кустарник. За деревьями Том заметил очертания некогда большого и прекрасного дома, который давно, однако, был предоставлен сам себе и медленно разрушался.

– Скажи мне точно, что ты тогда видел, – обратился Том к Мохсину, возвращаясь на дорогу. Оба они здорово вспотели; рубашка Тома прилипла к его спине, словно целлофан. Пробраться к самому дому они так и не смогли. – Ты говорил, Абакус отправился купаться.

Мохсин прислонился к дереву с табличкой «Продается» и перевел дыхание. Жара давалась ему нелегко.

– Все так, – ответил он. – Абакус объехал остров на повозке с лошадьми, как я вам показал. Потом он слез в центре города и пешком вернулся к дому Ричардса. Я пошел за ним по дороге, точно так, как мы с вами сегодня. – Мохсин говорил чуть раздраженно и как будто защищался: он или устал повторять одно и то же, или воспринимал настойчивые вопросы Тома как указание на его личные ошибки. – Я вынужден был оторваться, когда понял, что меня могут заметить. Остальные члены команды – нас в тот день было трое – были в городе. – Он кивнул на восток. Тома тоже раздражала жара, и он жалел, что они не прихватили с собой бутылку с водой. – Но он вытащил полотенце, и позже я видел его на пляже. Он плавал в море. Потом он оделся, взобрался наверх по холму и скрылся в доме.

– В этом доме?

Мохсин кивнул.

– И взял с собой свою сумку?

Мохсин немного поколебался, припоминая.

– Да. С той стороны там не настолько все заросло.

– С чего ты взял, что он заинтересовался покупкой этого дома?

– Да вот с этого. – Мохсин постучал по табличке. – Зачем еще человеку бродить вокруг полуразрушенного дома в жаркий день, после того как он с удовольствием искупался в море? Я решил, это Ричардс сказал ему, что дом рядом с ними продается. Или он сам на него наткнулся. Может, ему просто нравится лазать по старым заброшенным домам.

Может быть, подумал Том. Однако ни в одном из материалов по Клекнеру не было и намека на то, что он интересуется приобретением недвижимости. Почему, черт его возьми, Мохсин не предоставил ему эту информацию раньше?

– Давай спустимся на пляж, – предложил он.

Глава 39

Сквозь деревья и через пролив, обогнув Кадыкёй с запада, на север вдоль Босфора, к Кабаташ, двигалось такси. Оно притормозило у терминала парома, где всего несколько часов назад Томас Келл и Джавад Мохсин ждали паром, попивая из стаканов чай.

Александр Минасян, в шортах, футболке и белой бейсболке «Адидас», заплатил водителю, стрелой промчался сквозь зал ожидания, миновал кафе у терминала, прижал билет к вертушке – зазвучала сирена, предупреждая о тумане, – и в последний момент запрыгнул на паром. До отплытия оставалось всего несколько секунд.

Его задержала пробка – после того как он четыре часа уходил от слежки. Минасян знал, что, если он не успеет на этот паром, придется ждать еще три часа, прежде чем он сможет попасть на Бююкада, еще два, прежде чем можно будет без опаски пробраться в дом Троцкого, а это означало, что необходимо либо провести на острове ночь, либо нанять водное такси до Стамбула и возвращаться туда в полной темноте. Однажды ему уже пришлось пережить такое путешествие; ночь тогда выдалась необыкновенно черной, а море немилосердно волновалось.

Паром отошел от пристани. Минасян взглядом поблагодарил одного из членов команды и устремился к ряду пластмассовых сидений у левого борта. При этом он не отрывал глаз от пристани, высматривая, не захочет ли какой-нибудь опоздавший пассажир тоже попасть на борт. Станет ли рисковать наружка, послав одного из команды за ним на паром и тем самым разоблачив его? Скорее всего, нет. Если бы они были хорошо организованы, если бы у них были люди в Кадыкёй или Картале, они бы послали оперативника прямо на Бююкада, чтобы снять Минасяна в городе. Существовала даже некая вероятность, что американцы или турецкая разведка были сейчас на пароме. Но они плохо организованы. Он знал это со слов Кодака. В Стамбуле Александр Минасян всегда был невидим, как привидение.

70

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор