Оценить:

Холоднее войны Камминг Чарльз




62

– Он так сказал?

Рэйчел кивнула.

– Я не подал в отставку потому, что не чувствовал за собой никакой вины и не считал, что поступил неправильно. Я не подал в отставку потому, что мне все равно нравилась моя работа. Я полагал, что еще смогу принести пользу. – Рэйчел смотрела на него с некоторым сожалением, как будто он был безнадежно сентиментален и наивен. – И, кроме того, чем еще я могу заниматься? Мне сорок четыре. Это все, что я умею делать.

– Нет, не все, – быстро возразила она. – Это то, что ты вбил себе в голову, потому что альтернатива внушает тебе неодолимый страх.

– Господи. Ненавижу это умное молодое поколение. Когда вы успели обрести такую житейскую мудрость?

– Я не так уж и молода, Том.

Подошел официант и предложил им кофе. В один голос они отказались. Рэйчел бросила на Тома озорной взгляд. Видимо, в головах у обоих возникла одна и та же мысль.

– Может, попросим счет? – предложил Том, не сводя с нее глаз.

– Отличная идея.

Глава 35

Память о той ночи, о ее спокойствии и в то же время напряженности не отпускала Тома еще много дней. Он мотался между Анкарой и Стамбулом, прочесывал файл за файлом, вычитывал доклад за докладом об Уоллингере и Абакусе, но перед его внутренним взором стояли совсем другие видения, такие яркие, что кружилась голова: Рэйчел, их расставание, такое же невыносимое, как болезненное разочарование, сопровождавшее бесконечный набор улик, разгадок, хоть каких-нибудь ниточек…

Она улетела в Лондон на следующий день. Том, заваленный бумагами и занятый встречами, чувствовал себя как пассажир автобуса, застрявшего в пробке, – причем водитель ни в какую не соглашался позволить ему выйти между остановками. Он мог бы прекрасно анализировать доклады наружки и расшифровки разговоров в кабинете на Воксхолл-Кросс. Однако Амелия заставляла его оставаться в Стамбуле, куда он приехал с одним чемоданом одежды, и буквально выживать на скудной диете из имейлов и СМС от Рэйчел, которые становились все более и более редкими.

И несмотря на все это, Том работал эффективно и с большой отдачей. Читая частную электронную переписку Райана Клекнера, слушая его телефонные разговоры, наблюдая за ним на записях с видеокамер, он составил практически полную картину повседневной жизни Абакуса. Он быстро установил, что в Стамбуле было не меньше пяти женщин, с которыми симпатичный американец одновременно имел сексуальные отношения. С особым вниманием он перечитал переписку Клекнера с Рэйчел, которая завязалась после той самой вечеринки в баре Bleu в честь дня его рождения. Он искал намеки на взаимную симпатию, какие-то особые словечки, особый тон. Вторгаться в частную жизнь Рэйчел, хотя бы и не по личной инициативе, а потому, что этого требовала крайне сложная и важная операция, было неприятно. Том чувствовал, что ступает на скользкую территорию неэтичного поведения, которое в конце концов повлечет за собой тяжелые последствия. Однако самец-соперник в нем ликовал, потому что, если Клекнер и возымел к Рэйчел какое-то влечение на похоронах, оно, судя по всему, уже прошло. Поэтому Том с радостью отложил информацию о Рэйчел в сторону – шпионить за ней больше не было никакой нужды.

Просматривая список друзей Клекнера в «Фейсбуке», Том наконец-то наткнулся на совпадение. Эбру Эльдем, журналистка двадцати девяти лет из Cumhuriyet, попавшая в прошлом месяце за решетку за «террористическую деятельность», оказывается, знала Клекнера более чем близко. К тому же она являлась источником Джима Чейтера – хотя и сама об этом не подозревала, – снабжая его сплетнями и слухами с вечеринок не слишком высокого пошиба и различных конференций. Чейтер здорово разозлился, когда турецкое правительство решило «закрыть» Эльдем, и даже жаловался на это Уоллингеру. Том позвонил Эльзе, которая на тот момент находилась в Милане, и попросил ее взломать аккаунт Эльдем на «Фейсбуке» и найти любые доказательства ее отношений с Клекнером. Через два часа Эльза прислала несколько страниц распечаток их переписки, из которой было очевидно, что эти двое были любовниками.

Из комнаты для переговоров в Стамбуле Том немедленно позвонил Амелии в Лондон. Она была у себя в кабинете.

– Ты знала, что Абакус имел связь с одним из источников Джима Чейтера?

– Знала.

Том словно рухнул с небес на землю. Амелия не проявила к нарытым им сведениям никакого интереса.

– И тебе это ни о чем не говорит?

В запечатанной намертво комнате для переговоров было, как всегда, невероятно холодно, а Том, как обычно, забыл прихватить свитер.

– А должно?

Он явно застал Амелию не в лучшем настроении – она была холодной и отстраненной. Во время их последней встрече в Стамбуле, наоборот, она вела себя с Томом не как босс, а как друг, веселилась, рассказала забавную историю о том, как столкнулась с большим чиновником из Уайтхолла в супермаркете Waitrose («И вот он заглянул в мою корзинку с жалким набором одинокой старой девы – бутылка джина, мороженое…»). Но сегодня она вернулась в свое обычное состояние – отрывистые реплики, дело, и только дело, дело прежде всего. Она ждала от Тома результатов. Несущественная связь Абакуса с сидящей в тюрьме турецкой журналисткой результатом не являлась. Это и ждет его в будущем, понял Том. Если его назначат главой отделения в Анкаре, их дружба неизбежно пострадает. Амелия ни на секунду не забудет о своем положении старшего по званию и должности, не даст забыть Тому о его месте в системе.

– Если он знал, что Эльдем сливает информацию Чейтеру, что она собирает материал на Эрдогана… И если ее планы не совпадали с его ценностями…

62

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор