Оценить:

Холоднее войны Камминг Чарльз




33

– Они встречались?

– Похоже на то.

– Она оставила цветы и записку на похоронах. Она же арендовала виллу на острове. Они провели там примерно неделю.

Амелия зашагала быстрее и резче, словно старалась убежать от слов Тома.

– Откуда ты знаешь, что Шандор служила в венгерской разведке?

– Ты знаешь человека по имени Тамаш Метка? – Амелия покачала головой. – Мой старый контакт из Буда пешта. Я познакомился с ним в Лондоне лет десять назад. Попросил его проверить имя. Ей лет тридцать пять. Ушла со службы в 2009-м, чтобы открыть свой ресторан в Хорватии. До этого, по сведениям Метки, участвовала во многих операциях с нами, в том числе и с «травяными юбками». – «Травяными юбками» в Секретной разведывательной службе давно прозвали МИ-5. – Может быть, стоит проверить, не участвовала ли она в совместном деле с Полом. Возможно, так они и встретились.

– Возможно, – пробормотала Амелия.

Том хотел сказать ей о фотографии, чтобы немного подбодрить. О том, что Пол держал ее фото в книге рядом со своей кроватью, вплоть до дня своей смерти. Но есть ли в этом смысл? – подумал он. Амелия быстро найдет способ справиться со своими чувствами. Он знал, как цинично и эффективно она умела отделять голову от сердца. Именно так она прожила тридцать лет со знанием, что отдала своего единственного сына на усыновление чужим людям. Амелия разложила свои эмоции по разным ящичкам внутри головы и заперла их. Она рационализировала собственную боль. В то же время Том неожиданно подумал – если Уоллингер хранил фото Амелии десятилетней давности в книге на ночном столике, то что же хранила она в память о нем?

– Я так понимаю, что ты попросил Адама Хэйдока проверить инженера, который работал над самолетом Пола?

– Именно.

– И проверить съемки с камер видеонаблюдения на Хиосе? Я ничего не путаю?

Том объяснил, что некто видел, как Пол разговаривал с бородатым мужчиной в ресторане в гавани. Он хотел также ввернуть свою теорию о том, что Пол был с Джимом Чейтером, но ни к чему было давать Амелии возможность назвать это «полным абсурдом».

– Кто его видел?

– Сотрудница из фирмы, которая сдала виллу Шандор. Марианна Димитриадис.

– Он был американец?

– Понятия не имею, – признался Том. – Она не разобрала акцент.

Они дошли уже до южного конца Истикляль. По бульвару катился маленький красный трамвайчик; двое мальчишек, хохоча, прицепились к нему сзади. Том уронил сигарету и вдруг почувствовал, что ему очень жарко. Он снял свитер.

– На первый взгляд все выглядит так, будто Пол просто скрывал все от Джозефин. В смысле свою интрижку. – Амелия коротко фыркнула. – Но были ли у него иные причины находиться там? Деловые?

– Это я тебе говорила. Никаких операций…

– Это был риторический вопрос. Может быть, он встречался с агентом, о котором никто не знал? По своим делам?

Том сообщил, что Пол спрятал паспорт, кредитные карточки и телефоны после того, как приземлился на Хиосе. Слишком много конспирации для «грязного уик-энда».

– Возможно, он просто не хотел, чтобы я об этом знала.

Про себя Том восхитился прямотой и смелостью Амелии. Не в последней степени потому, что она избавила его от необходимости делать такие предположения самому.

– О, да ладно, – наигранно легким тоном произнес он. – С каких это пор вы перестали быть парой?

– Мы никогда не были парой, Том.

Это заставило его замолчать. Уличный кот осторожно пробирался между колесами припаркованного грузовика. Переулок был сплошь застроен лесами, и откуда-то доносился сильный запах жареной рыбы. Том подумал, что кот, наверное, старается определить, где же источник этого восхитительного аромата.

– Ты не голоден? – спросила Амелия.

Ей тоже стало жарко; она сняла жакет и перекинула его через руку. На другой стороне улицы как раз находился большой, ярко освещенный ресторан. Повара в белых передниках орудовали щипцами и разливательными ложками в больших металлических контейнерах с едой, выставленных в витрине. Место, судя по всему, было дешевым и популярным; большинство столиков было уже занято.

– Как насчет вот этого? – предложил Том.

В переулке заработал отбойный молоток.

– Отлично, – ответила Амелия, и они вошли внутрь.

Глава 19

Выбор столика говорил сам за себя. Вместо того чтобы сесть на свободные места рядом с окном, откуда открывался чудесный вид на Истикляль, Амелия предпочла забиться в самый шумный угол ресторана, рядом с дряхлым турком, у которого был слуховой аппарат. Даже если он и говорил по-английски или понимал устную речь, вряд ли сумел бы расслышать хоть слово из их беседы – и еще менее вероятно, что этот старикан кинется в НРО, чтобы доложить о разговоре Тома и Амелии.

Том заказал ягненка с картофельным пюре, Амелия – баранье рагу с гарниром из протертых баклажанов, который походил на детское питание. Через пару минут оба согласно заявили, что еда отвратительная, но, беседуя, все равно продолжали есть, запивая ее газированной мине ралкой.

– Ты не рассказал мне о встрече с Джимом Чейтером, – заметила Амелия.

– Решил, что лучше дождаться полнолуния, – пошутил Том. – Почему ты не сказала мне, что он здесь?

Она снова продемонстрировала свою фирменную невозмутимость – не торопясь с ответом, поправила рукава блузки. Том почувствовал, как в нем снова нарастает раздражение.

– Я полагаю, во всем этом безумии все же есть какая-то логика? Метод?

– Прости, что ты сказал? – Тон Амелии ясно говорил: ты ведешь себя дерзко и вызывающе без веских причин.

– Почему ты об этом даже не упомянула? И почему ты спросила меня о нем только сейчас?

33

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор