Оценить:

Холоднее войны Камминг Чарльз




105

Дэнни и Хэролд прибыли на место на пять минут позже, чем Том. Подойдя к «ауди», они увидели распростертое на заднем сиденье тело Райана Клекнера. Никто не улыбался, не было ни дружеских рукопожатий, ни одобрительных похлопываний по спине. Все знали, что им еще предстоит поработать. Дэнни доложил, что остальные члены команды выбираются из Одессы – кто-то на машине, кто-то по железной дороге, кто-то самолетом через Киев. Потом он взял Клекнера за ноги и вытащил его из машины. Том подхватил американца под мышки, чувствуя под одеждой его железные мускулы, и они понесли его к «гольф стриму». Тело, которое целовала Рэйчел. Том не чувствовал ни радости, ни душевного подъема. Пока Клекнера грузили в салон и Джез устраивал его на двух передних сиденьях, Том думал только о Стамбуле. Он молил Бога, в которого иногда еще верил, чтобы Рэйчел Уоллингер была жива и здорова и чтобы с ней ничего не случилось.

Глава 66

Она знала, как поддержать свою легенду. Послала Клекнеру пару эсэмэсок, несколько раз позвонила ему на мобильный, а потом написала письмо по электронной почте, выразив в нем все свои негодование и злость. Даже после того, как Амелия передала ей, что Абакус улетел в Одессу, она продолжала играть свою роль. Рэйчел позвонила подруге в Лондон и пожаловалась на Райана – «ну, помнишь, тот американец, о котором я тебе рассказывала». Он ее кинул, обещал поужинать с ней в Стамбуле, а потом перестал отвечать на звонки и вообще замолчал.

– Бедняжка, – посочувствовала подруга. Она и не догадывалась о том, что все это – маскарад, что все разговоры Рэйчел Уоллингер прослушиваются Службой внешней разведки. – Я знаю, что он тебе всерьез нравился. Может быть, его срочно вызвали на работу. Или он потерял телефон.

– Ага, конечно. Так я и поверю, – ответила Рэйчел. – Да и пошел он к черту. После таких идиотских игр я уже начинаю скучать по Тому.

Она понимала, что нужно вести себя естественно, что люди Минасяна, скорее всего, наблюдают за ней. В принципе существовала потенциальная угроза со стороны Службы внешней разведки, но только если они найдут доказательства, что она работала на МИ-6 и действовала против Абакуса.

Поэтому Рэйчел, как могла, старалась себя развлечь. Или, по крайней мере, жить так, как она и жила бы в привычных обстоятельствах, если бы ей выдались несколько свободных дней в Стамбуле. Она съездила в Топкапи, осмотрела Голубую мечеть, наняла лодку и покаталась по Босфору. И много думала о Томе. О том, сможет ли он когда-нибудь простить ее за эти игры с Райаном Клекнером.

Рэйчел совершила только одну ошибку – она выпила слишком много вина, одна, и вернулась домой из ресторана в Еникёй, когда было уже темно. Алкоголь на пустой желудок, одиночество, грусть и нервы, и Лора Марлинг в айфоне. Подходя к дому, Рэйчел прибавила звук, а потом прибавила еще, потому что Лора запела ее любимую песню, Good bye England.

Рэйчел поднялась по ступенькам своего дома и нащупала ключи. Громкая печальная музыка в наушниках заглушала все окружающие звуки. Рэйчел повернула ключ в замке и вошла в дом.

Она не оглянулась. Она не слышала, что происходит вокруг. Она просто закрыла за собой дверь и прошла в гостиную.

Глава 67

«Гольфстрим» взлетел над заходящим солнцем. Джез и Хэролд погнали «ауди» обратно в Одессу. Том посмотрел вниз, на диспетчерскую вышку, похожую с высоты на заброшенную церковь, и увидел на краю леса маленького мальчика. Он стоял и скорбно махал рукой вслед улетающему самолету, как будто тот увозил тела умерших.

Райан Клекнер очнулся над Румынией. Он еще не отошел от наркотика, и мускулы его почти не слушались. Через некоторое время он осознал, что его запястья скованы пластиковыми наручниками, а талию туго перехватывает ремень безопасности. Он с силой дернулся, как будто у него начинался эпилептический припадок, но тут же затих. Видимо, понял, что это бессмысленно.

Первым, на кого упал его взгляд, был Томас Келл.

– Господи боже. Мать твою.

– Тебя везут в Лондон, – сообщил ему Том. Он сидел на складном стуле прямо перед американцем. – Ты находишься под арестом МИ-6.

– По арестом какой еще гребаной МИ-6? Ты можешь меня развязать? Какого х… здесь происходит?

Было странно слышать его голос вживую. Том слышал его много раз, на аудиозаписях, на видеозаписях, «в прямом эфире» с камер наблюдения. Но только раз он говорил с ним лично – на вечеринке в баре Bleu. Том решил подождать, пока Клекнер успокоится и его ярость и стыд поутихнут. Это должно было произойти довольно скоро – Клекнер был сильной личностью и опытным агентом. Том успел его прекрасно изучить – Абакус наверняка верил, что сможет как-то убедить противника, уговорить, найти выход из любой ситуации. Его уверенность в себе была поистине непробиваемой.

– Ты не хочешь объяснить мне, что происходит? Люди из управления на борту есть? – спросил Клекнер.

– К нашему огромному сожалению, они не смогли к нам присоединиться, – ответил Том.

– Значит, вот как теперь действует МИ-6? Мы тоже можем схватить одного из ваших ребят, накачать его наркотиками и связать? Как ты к этому отнесешься, Том, нормально? Мы можем отплатить друг другу?

Том знал, что Клекнер умен. Сейчас он пытался нащупать его слабое место. Решение Джима Чейтера перевести Яссина Гарани в тюрьму в Каире – и неспособность Тома его остановить – стоили ему работы и репутации.

– Давай не будем перевозбуждаться, Райан. Может, хочешь выпить?

– Да? А что у вас есть? «Кайпиринья»? Это твой любимый коктейль, кажется.

– У тебя хорошая память.

– Рэйчел мне сказала.

105

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор