Оценить:

Холоднее войны Камминг Чарльз




101

– Есть что-нибудь? – спросил Том, пробираясь сквозь толпу местных мальчишек. Он говорил с Дэнни по рации.

– Ничего, – ответил Дэнни.

В кармане у Тома завибрировал телефон. Звонок. Как оказалось, от Джавада.

– Моя рация села, – сказал он. – Возможно, Минасян. Один. В пятидесяти метрах от вас, одиннадцать часов.

Том посмотрел вперед. В любой операции всегда есть плохие новости. То, что Джавад потерял рацию, – это прокол, но сейчас об этом нужно забыть.

– Опиши его, – потребовал Том.

– Темные волосы, короткая стрижка. Уверен, что это он. Справа от него женщина-блондинка. От вас – слева.

– Вижу ее. – Том оглядел брюнета с короткой стрижкой. Это был не Минасян. – Это не он, – сказал Том. – Продолжай наблюдать.

Дэнни подошел со стороны моря и стоял уже возле самого трапа. Сойти с корабля на берег можно было только этим путем. Никаких машин. Лишь пешие пассажиры. Очень много пожилых людей, медленно спускающихся по ступенькам; двое в инвалидных креслах. Члены команды лайнера в темно-синей униформе, с улыбками и смехом помогают старикам. Оглушительные крики чаек.

– Возможно, Абакус. – На этот раз Нина. Тома царапнуло раздражение. Так бывало всегда, когда он слышал ее голос. – Слева от трапа. На корабле. Исчез из поля зрения. Но я уверена, это был он.

Том посмотрел на белую громаду лайнера – в два раза больше, чем вся гостиница «Лондонская». Игра света и тени, большое количество людей, столпившихся у выхода, почти не позволяла различить отдельные лица, а бинокля у Тома не было. Снова зазвонил телефон. Джавад.

– Босс. Та машина, «мерседес». Водитель только что вышел наружу. Выглядит очень серьезно. Черный костюм, мускулистый.

– Минасян?

– Ответ отрицательный.

– Дэнни проколет шины, если будет нужно. – Сказав это, Том тут же повторил сообщение для Олдрича. – Может, какой-нибудь политик. Или бизнесмен. Или мафиози. Или, может, чертов Саймон Коуэлл.

– Понял, – ответил Дэнни. – Босс?

Кэрол, по рации, из здания терминала:

– Вижу Минасяна. Личность подтверждаю. Кажется, один. Голубые джинсы, белая рубашка с воротничком, черный свитер. Стоит слева от стойки информации. Очки в черной оправе.

– Кажется, один?

– Ответ утвердительный.

Какая-то бессмыслица. Это было слишком легко. Должны быть еще и другие. Зачем Минасяну рисковать? Клекнера могут просто стащить с трапа. Зачем позволять ему проходить таможню, фактически передать его под контроль украинцев?

– Не выпускай его из виду.

– Конечно, – ответила Кэрол.

У подножия трапа Том заметил Дэнни. Он стоял так близко, что мог бы коснуться парочки стариков, которые убийственно медленно направлялись к зоне иммиграционного контроля. Том все еще находился позади огромной толпы, в десяти метрах от трапа. Это было все равно что толкаться локтями с поклонниками, ожидающими прибытия звезды.

– Нина? – произнес он в рацию. Может быть, она снова заметила Абакуса.

– Ничего, – тут же ответила она.

Теперь Том видел весь трап целиком и часть палубы над ним. Он встретился взглядом с Дэнни. Все еще никаких признаков Клекнера. Может быть, они его пропустили? Круизники выгружались на берег уже больше пяти минут, но в глубине лайнера еще змеились длинные очереди.

– Кэрол.

– Да.

– Что Минасян?

– Все еще здесь. Я дам знать, если что-то изменится. – Судя по звуку, она сменила позицию; возможно, встала позади Минасяна. Ее стало слышно чуть хуже.

– У него наушник? Он с кем-нибудь говорит? Может, по телефону?

– Ответ отрицательный. Ничего. Ведет себя спокойно, русский огурец.

Лайнер вдруг издал оглушительный гудок, который эхом прокатился по всему порту. Однако ни пассажиры, ни публика на набережной никак на него не отреагировали. Том закурил и сделал медленный разворот на триста шестьдесят градусов, сканируя взглядом пристань, палубы корабля, пешеходную дорожку над головой, где Том увидел Джавада. Он устроился возле статуи матери с ребенком; его бинокль был нацелен на трап.

Снова рев гудка. Смех в группе пассажиров впереди Тома, американский акцент, восклицания в духе «как прекрасно снова оказаться на твердой почве». Вдруг потянуло расплавленным шоколадом и поджаренными орешками – видимо, от лотка одного из торговцев. И – совсем неожиданно – в ухе раздался голос Дэнни, настолько взволнованный, что Том чуть не подпрыгнул.

– Трап!

Том быстро взглянул на корабль. Райан Клекнер, отлично видный со всех сторон, не более чем в двадцати метрах от Тома, неторопливо спускался по трапу. Он катил за собой чемодан на колесиках и смотрел на здание терминала – ни дать ни взять мальчик в день прибытия в пансион.

Том тут же отвернулся – он не хотел, чтобы Клекнер нечаянно заметил его лицо, – и отдал команду:

– Абакус в игре. Взять Минасяна.

Глава 61

Себастьен Гашон путешествовал по французско-канадскому паспорту на имя Эрика Кока. Регулярным рейсом рано утром 5 мая, в воскресенье, он вылетел из Парижа в Стамбул. В Париж он прилетел ночным рейсом из Кампалы, где отдыхал со своей подружкой.

Гашон никогда раньше не был в Стамбуле и турецкого, разумеется, не знал. Он дождался своей очереди на такси и сунул водителю бумажку с адресом бутика модной одежды в Еникёй. Через час Гашон был уже возле дома Уоллингера у моря. Он вез за собой чемодан и производил первичную визуальную оценку дома. Одна парадная дверь. Боковых входов нет. Имеется доступ со стороны моря.

Объект находился дома. Гашон видел, как она поднимается и спускается с этажа на этаж. Женщина соответствовала описанию, которое ему передали из Киева. Никаких явных признаков сигнализации, никаких посторонних людей в здании. Он мог бы убрать ее прямо сейчас. Оставить чемодан на улице, подойти к двери, нажать кнопку звонка, выстрелить и уйти. Но он действовал по приказу.

101

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор