Оценить:

Русские были и небылицы Кузнецов Игорь




80

Бесконечное разнообразие знахарских приемов и способов врачевания, составляющее целую науку народной медицины, сводится в конце концов к лечению травами. Как лечат знахари – это предмет особого исследования. Нам же остается досказать о том положении, какое занимают знахари и знахарки в деревенской среде в качестве людей, лишь заподозренных в сношениях с нечистою силою, но отнюдь не продавших ей свою душу. Хотя житейская мудрость и велит не обвинять никого без улики, но житейская практика показывает другое, и на обвинение знахарей деревенский люд не скупится. Так, например, ночью знахарям нельзя даже зажечь огонь в избе или продержать его дольше других без того, чтобы соседи не подумали, что знахарь готовит зелье, а нечистый ему помогает. Но, живя на положении подозреваемых, знахари тем не менее пользуются большим уважением в своей среде.

...

Знахари и змеи

Раз во время набега крымских татар случилось одному казаку быть захваченным в плен. Он попался к татарскому знахарю. Случилось ему ехать со знахарем в лес для собирания трав, и здесь-то ночью казак был свидетелем татарского ужина, для которого татарин, поймав живую гадину, варил ее в десяти водах. Татарин принялся есть порезанную «гадюку», и казак съел кусочек того мяса. На возвратном пути казак слышит говор всех степных растений. Чернобыль говорит: «Я – от черной болезни», тирлич кричит: «Я – талисман любви». Казак засмеялся. Слыша это, татарин догадался, что казак все уже знает. Считая его соперником, отпустил на волю, и тот казак стал знаменитым знахарем.

...

Одному человеку очень хотелось говорить на разных языках. Слыхал он, что это стоит многих трудов, а ему хотелось достичь этого легко и сразу, но способов к этому не находилось.

Случился тут проходящий и научил человека уму-разуму.

– Как настанет змеиный ток, я приду к тебе, – говорил проходящий, – и научу тебя говорить на всех языках.

Пришло лето. Лето было знойное. Начался змеиный ток. Пришел, как и обещал, проходящий.

– Не остыл узнать разные языки? – спросил он человека, желавшего говорить на разных языках.

– Только о том и думаю, – ответил этот.

После этого разговора пошли они на каменистое поле. Змей там было множество, и все клубками. Проходящий взял один рой, и они возвратились домой. Здесь он скипятил в котле воду и опустил туда змеиный рой.

Змеи быстро сварились. Получилась уха. Проходящий взял ложку ухи и приказал выпить жаждавшему говорить на разных языках. Тот выпил и с того времени говорит на разных языках.

...

Ехал раз дорогой с кучером помещик, а помещик-то из дошлых был. И увидал на дороге змею, взял ее, велел в котел воды налить, развести огонь и кинул змею в воду.

Сварил из нее первую уху, вылил кипяток на траву – вся трава словно выгорела. Во второй раз сварил и опять вылил – трава поблекла; сварил в третий раз и оставил простыть, а кучеру наказал не трогать. Только кучер и думает: «Что это барин заказал ее трогать? Дай попробую!»

Хлебнул ложки три и испугался: слышит – кругом него все травы заговорили, и цветы, и деревья; каждая трава о своем лопочет. Что за диковина?

Поехали лесом, только он это слушает, а так маленькая травка стоит на опушке, кланяется да и говорит:

– Я от ки-и-илы, а я от ки-и-илы!

Ему смешно показалось, он и засмеялся. Помещик спрашивает:

– Ты уху ел?

– Нет-с.

– Что ж ты смеешься?

– Да так-с.

– Ну а не помнишь ли, как эту траву зовут, вот полынь словно?

– Чернобыльник, сударь.

Как сказал «чернобыльник», так точно все рукой сняло: опять в лесу тихо, и ни деревья, ни трава не говорят.

...

Ворожба

Ворожба бывает в случаях воровства. Чтобы узнать, кто украл что-либо, знахарь берет решето, ноженки, ковригу хлеба и икону. Сначала он на стол кладет хлеб, а на хлеб – икону; решето же налагает на ножницы, а расширенные ножницы берет в руки и, приспособляя, устанавливает, чтобы они с решетом держались на ногтях пальцев рук. Потом он произносит имена тех людей, которых подозревают в краже. Когда кто-то из людей, подозреваемых в краже, подходит к хлебу со стоящей на нем иконой, смотря на нее (как бы присягая), решето должно тогда же качнуться в какую-либо сторону. Если оно качнется прочь от обвиняемого, то значит, что он непричастен в разъясняемом преступлении; но если решето наклонится в его сторону, то он виновен в воровстве. Этому верят более, чем если бы застать вора в его деянии.

В других случаях ворожбы гадают различными способами: смотрят в чашки с водою, бросают в реку стружки, делают какие-то знаки на лучинках, бросают в огонь бересту. Тогда, узнавая вора, знахарь не называет имени его, а только рассказывает в общих чертах про его приметы, платье, обувь.

...

Был, сказывают, знахарь, который взялся разыскивать, кто украл целковый. Собрав всю артель в избу, он погасил огонь, накрыл черного петуха решетом и велел всем поочередно подходить и, погладив петуха осторожно по спине, опять его накрыть; а как только вор тронет его, то он-де закричит во весь голос.

– Все ли подходили?

– Все.

– И все гладили петуха?

– Все.

А петух и не думал кричать.

– Нет, – сказал знахарь, – тут что-нибудь да не так; подайте-ка огня да покажите руки все разом.

Глядь, ан у всех по одной руке в саже, потому что знахарь черного петуха вымазал сажей, а у одного молодца обе руки чисты!

– Вот он вор, – закричал знахарь, схватил белоручку за ворот, – у кого совесть чиста, у того руки в саже!

...
80

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор