Оценить:

Лазурный Берег Полански Кэтрин




21

— Ги де Мопассан писал о Каннах: «Принцы, принцы, повсюду принцы», — вспомнил Мэтью. — Вижу, тут миллионеры запросто обедают в кафе.

— Узнал кого-то?

— Нет. Но такое ощущение, что сюда не пускают людей с состоянием меньше миллиона.

— У меня и тебя нет миллионов.

— Так мы здесь проездом, а не живем постоянно, и дома здесь ни у тебя, ни у меня нет. Хотя не скажу, что меня это расстраивает.

— Ты неприхотливый?

— Мне просто не нужны миллионы. Есть люди, которые рождены для больших денег, а я — нет. Моя жизнь меня вполне устраивает, хотя и не скажу, что к большему я не стремлюсь. Может, открою в Лондоне еще парочку кафе, но вряд ли стану владельцем громадной сети и буду прикуривать от стодолларовых купюр.

— Может, оно и к лучшему. Но ты прав. Миллионером может оказаться любой.

— Например, вон тот толстяк за столиком.

— Или дама, которая выгуливает йоркширского терьера.

— Или вон тот молодой человек в малиновой футболке.

Они прошлись по бульвару Круазетт и решили пообедать в одном из местных ресторанов. Рита немедленно уткнулась в меню.

— Если ты здесь первый раз, то стоит попробовать местные блюда, не пожалеешь.

— Порекомендуй что-нибудь.

— Из салатов возьми месклан. Он из одуванчиков, цикория и других провансальских трав.

— Я похож на кролика? — Мэтью забавно подвигал носом, изображая длинноухого. — Ладно.

— Из горячего рекомендую пье-э-паке.

— Звучит подозрительно.

— Это фаршированная нога ягненка и фаршированный овечий желудок в белом вине.

— И правда подозрительно!

— Зато очень вкусно!

В Каннах они бродили почти до вечера, пока Мэтью не сознался, что почти падает с ног. Пришлось искать такси — впрочем, недостатка в средствах передвижения тут не было. Машину удалось поймать практически мгновенно, цену водитель назвал адекватную, так что через полчаса они резво катили по шоссе в сторону Антиба. Водитель, представившийся Мишелем и говоривший с сильным провансальским акцентом, выжимал из своей машины все возможное и даже немного больше. Рита не обращала внимания на рискованные маневры, но Мэтью периодически бледнел и с трудом воздерживался от комментариев, когда Мишель, насвистывая песенку, лихо крутил руль, закладывая очередной вираж. Наверное, это было чудом, но до Антиба они доехали в целости и сохранности.

Мэтью помог Рите выйти из машины и проводил тяжелым взглядом автомобиль, который во мгновение ока превратился в облачко пыли.

— Камикадзе, — сдержанно прокомментировал он стиль вождения Мишеля.

— О, это еще не худший вариант, — взяла его под руку Рита.

— Что, бывает еще хуже?

— Если машина получше. Тогда они воображают себя участниками «Формулы-1» и гоняют, вообще по сторонам не глядя. Впрочем, все привыкли, дороги здесь отличные. Гораздо опасней, если за рулем не таксист, а изрядно выпивший сынок миллионера, который на знаки из своего кабриолета не смотрит.

На этой оптимистической ноте они добрались до дома. Ужин ожидал их в холодильнике, но они еще были сыты, поэтому предпочли отправиться прямиком в спальню, предпочтя на этот раз Ритину.

9

Утром Рита проснулась первой и осторожно выбралась из-под одеяла, стараясь не потревожить Мэтью. Он спал как младенец, и она задержалась на минуту, восхищенно рассматривая его в утреннем свете, пробивавшемся из-за неплотно задернутых занавесок. Все-таки какое это чудо — мужчина! Вроде ничего особенного, тело не слишком изящное, тут женщины впереди, но как приятно его касаться, ощущать, что имеешь над ним власть. Рита осторожно провела кончиками пальцев по груди Мэтью — он вздохнул, но не проснулся. Как странно. Она знает его совсем недолго, но кажется, что он был всегда. Вернее, Рита не представляла, как же она раньше была без него.

До конца отдыха оставалось еще целых десять дней, считать день отъезда за отпускной она не желала, но вот почему-то именно в это утро у нее появились мысли о конце отпуска. Десять дней… Еще позавчера казалось, что это вполне солидный кусок времени, но вот сейчас… Хотелось, чтобы отпуск никогда не кончался, хотелось каждое утро просыпаться вот так, рядом с Мэтью, хотелось, чтобы Лондон сгинул навсегда, вместе с работой, обязанностями и обязательствами. Решив не забивать голову размышлениями о будущем, Рита пошла на кухню. Там у плиты уже суетилась Сесиль.

— Доброе утро! А где Элен? И где все ее друзья, что-то кроссовок у порога поубавилось?

— Мм… — промямлила Рита, пытаясь собраться с мыслями и описать сложившуюся ситуацию без излишних шероховатостей. — Элен и ее друзья ушли в Альпы.

— Но не все?

— Нет, не все.

— А кто остался? Мэтью? — осторожно поинтересовалась Сесиль.

Рита кивнула — скрывать не имело смысла, они тут взрослые люди, а у мадам Бонали уже внуки есть.

— Да, Мэтью остался, — вздохнула Рита.

— И… все хорошо? — поинтересовалась любопытная француженка.

— Да, все просто отлично, правда. Я рада, что он остался. Очень.

— О, Франция на всех действует прекрасно, я тоже рада, что у вас все хорошо, — лукаво улыбнулась Сесиль и вернулась к плите.

Если бы вот так мгновенно могла появиться ясность в ее, Ритиных, мозгах! Рита запахнула халат и отправилась будить Мэтью.

Этим вечером они решили остаться дома и просто валялись на диване, обмениваясь поцелуями и одним глазком поглядывая в телевизор. Мэтью одну за одной расстегивал пуговички на Ритиной рубашке, когда раздался хлопок входной двери.

— Кто это может быть?! Да еще без стука, без звонка?! — Рита подскочила с дивана, застегнула рубашку и вышла в прихожую.

Загрузка...
21

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

загрузка...