Оценить:

Лазурный Берег Полански Кэтрин




18

Да, ошибки быть не могло. Рита не зря пришла, теперь понятно, что он тоже ждал ее, тоже хотел этого, это было неизбежно и правильно, возбуждающе, волшебно. У нее немного кружилась голова — от восторга и наслаждения. Так с нею еще не бывало ни разу. Да, она испытывала оргазм и с мужем, и с другими мужчинами, но с Мэтью почему-то было чуть по-иному, глубже, сильнее? Или она просто научилась наконец-то чувствовать?

Рита едва слышно застонала, когда он вошел в нее, но потом с каждым движением ему навстречу она вскрикивала все громче, не в силах сдерживаться. Да и зачем? Возбуждение и напряжение закручивались в тугую спираль, мир сжимался как пружина, пока не сузился так, что осталось место только для их дыхания, для тихих вскриков и стонов, для жара их тел.

Когда все кончилось, Рита едва смогла вздохнуть, голова слегка кружилась, а руки дрожали. Мэтью же только тяжело дышал.

— Ох! — выдохнула она. — Я сейчас просто растекусь лужицей — и все.

— Это комплимент?

— Ах это мужское самолюбие! — фыркнула Рита. — Это увесистый комплимент. — Кажется, в такие моменты полагается говорить какие-то красивые фразы для завершения впечатления, но Рита не могла, романтика из нее выветрилась еще в юности — только фильмы про любовь иногда заставляли уронить слезинку, — а вот здоровый подход к жизни остался. Секс с Мэтью — это чудесно. Это волшебно. И это обязательно надо повторить.

— А я не умею…

— Комплименты говорить?

— Да.

— Ну, а насколько увесистый комплимент ты хочешь высказать?

— Самый солидный из возможных! — горячо заверил ее Мэтью.

— Мило, — улыбнулась Рита и устроилась поудобнее в его объятиях. — Надеюсь, мы не будем засыпать прямо сейчас?

— Как пожелаешь, — галантно ответил он. Заснули они только под утро: ведь завтра еще один день отпуска и никто не помешает им проспать до обеда.

Однако утро и солнце были другого мнения: яркие лучи дневного светила пробрались в спальню, поползли по стенам бликами и добрались до спящей парочки. Рита попыталась спрятаться под подушкой, но и Мэтью пришла в голову такая же мысль, так что если солнцу и не удалось их разбудить, то уж борьба за постельные принадлежности точно прогнала последние остатки сна.

— О-о! — простонала Рита. — Кто же оставляет открытыми шторы?

— Мм… — проблеял что-то нечленораздельное Мэтью. — Забыл!

— Вставай! — ткнула его в бок Рита. — Все равно уже не поспать.

— Ну почему же? — протянул Мэтью, переворачиваясь на спину. — Можно задернуть шторы и счастливо отбыть в царство Морфея.

— Мужчины! — засмеялась Рита. — Дайте им точку опоры — и они уснут на ней. Нет уж, раз проснулись, так давай вставать! На пляж сходим, пока Сесиль завтраком занимается.

— Может, еще поспим? Я «сова», знаешь ли.

— «Сова», «жаворонок» — это все предрассудки. Ты просто не любишь принимать решения, всегда приятней поваляться в постели, пока что-либо не вынудит встать — будильник, например.

— Философия и мораль мне с утра недоступны, но верю тебе на слово. Встаю.

Рита завернулась в покрывало, нашла свою сорочку, оказавшуюся почему-то под кроватью, и направилась к двери.

— Через десять минут встречаемся на террасе, — строго сообщила она.

8

Мэтью собрался в рекордные сроки, поэтому ему даже пришлось немного подождать Риту. Она вышла на террасу и посмотрела на море, будто бы оценивая температуру воды на глаз. Мэтью предложил ей руку, и они, прикрыв за собою калитку, пошли по тропе, что вела на пляж. Рита легко шагала рядом и выглядела свежей и отдохнувшей, будто бы и не было бурной ночи и всего нескольких часов сна. Мэтью даже позавидовал ей слегка. Сам он пребывал в классическом состоянии «поднять подняли, а разбудить забыли». Какого бы мнения ни была Рита о «совах» и «жаворонках», но побудка с первыми лучами солнца после бессонной ночи — это выше его сил. Может, он просто уже стареет? Помнится, в студенчестве он мог не спать всю ночь, а утром отправиться на экзамен. Вспомнив те времена, Мэтью вздрогнул.

— Что с тобой? — поинтересовалась Рита.

— Молодость вспомнил, — ответил он.

— Что, такие ужасные воспоминания? — удивилась она.

— Ну как сказать… Я понял, что являюсь живым олицетворением общеизвестного анекдота.

— Какого?

— Про разный возраст. Когда тебе двадцать, ты всю ночь гуляешь, а утром по тебе ничего не видно, в тридцать — гуляешь и по тебе все утром видно, в сорок — не гуляешь, а утром все равно все видно.

— Ах этого! — рассмеялась Рита. — Бедненький! Может, стоило оставить тебя досматривать сны?

— Теперь уже поздно, — резонно отметил он, помогая ей спускаться по лестнице.

— Рационально, — улыбнулась Рита.

На пляже было пусто, даже чайки куда-то скрылись. Мэтью расстелил полотенце на песке, разоблачился до плавок и с довольным видом улегся загорать.

— Пойдем купаться! — затормошила его Рита.

— Утреннее солнце самое полезное для загара, — сообщил Мэтью и закрыл глаза.

Рита понимающе хмыкнула, сбросила сарафан и побежала к воде. Море приняло ее в свои объятия и ласково покачало на волне. Она отплыла немного от берега и, перевернувшись на спину, уставилась в голубое небо и довольно вздохнула. Кажется, все идет как надо и ее ждет еще некоторое количество чудесных ночей. Ночей и дней. То, что им интересно друг с другом, было понятно и раньше, а вот то, что и в постели все оказалось так чудесно, большой плюс. Не то чтобы Рита обладала уж слишком обширным опытом в амурных делах, всех ее мужчин можно было пересчитать по пальцам одной руки, к тому же не каждый из этих опытов можно счесть удачным, некоторые были даже разочаровывающими, но вот сегодняшнюю ночь она уверенно могла оценить на двенадцать баллов по десятибалльной шкале.

Загрузка...
18

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Загрузка...