Оценить:

Агент из Кандагара Абдуллаев Чингиз




54

– Я давно хотела с вами переговорить, – начала она. – Насколько я поняла, вы завтра должны нас покинуть, отправившись в Исламабад, а оттуда в Лондон?

– Да, – угрюмо кивнул Маджид, – я об этом помню.

Он посмотрел на свои часы, затем достал из кармана мобильный телефон. Оба подарка Бахыш-хана все время находились при нем. А если все, что ему сказали, – правда и его знакомый виноват в том, что случилось с Сабриной?

– Извините, – поднялся он со стула, – я сейчас приду.

Он вышел в соседнюю комнату, снял часы и положив их рядом с телефоном, накрыл все стеклянной лабораторной крышкой, после чего вернулся в кабинет.

– Простите, – сказал он, проходя и усаживаясь на стул.

– Где ваши часы? – спросила, улыбнувшись профессор.

– Я решил поговорить с вами без лимита времени, – ответил Маджид, – они мешали мне сосредоточиться.

Она снова улыбнулась. Потом, сосредоточившись, заговорила:

– Вы уже поняли, чем именно мы занимаемся. Наверное, вы считаете нас ужасными монстрами и чудовищами, способными на любые преступления.

– Не знаю, – пожал плечами Маджид. – Раньше я бы так и подумал. А сейчас – не знаю. В любом случае, мне кажется, что все наши разработки глубоко безнравственны. Простите меня, профессор, но мы ученые, а не убийцы.

– Верно. – Она обошла свой стол, встала перед ним. Достала сигарету, щелкнула зажигалкой. – Мы действительно ученые. Но весь вопрос в том, на чьей стороне мы воюем и за какие идеалы.

– Это не так важно, если мы планируем убийство тысяч ни в чем не повинных людей, – мрачно ответил Маджид. – Я думал, что вы сами должны все это понимать.

– Должна. И понимаю. Но боюсь, что реалии сегодняшнего мира таковы, что нам приходится выбирать, на какой стороне мы должны оказаться.

– Мы ученые, – повторил Маджид, – мы обязаны быть вне политики.

– Это невозможно, – возразила она, глубоко затягиваясь. – Во время Второй мировой войны группа американских ученых, среди которых были самые блестящие умы вместе с Альбертом Эйнштейном, написали письмо американскому президенту с просьбой начать срочные работы по обогащению урана и созданию атомной бомбы. Если бы американцы немного промедлили с созданием этой бомбы, то немцы создали бы ее гораздо раньше. Можете себе представить, как бы закончилась Вторая мировая война, если бы немецкие ученые опередили американских?

– Поэтому я и считаю все наши разработки глубоко безнравственным занятием. Простите меня, профессор, но я говорю то, что думаю.

– А вы знаете, что среди разработчиков атомного оружия были гениальные ученые. Самые порядочные и самые высоконравственные люди. Среди них был даже великий Нильс Бор. Но все их принципы не помешали им создать подобное оружие. И вы помните, чем все это закончилось? Самая демократичная и свободная страна в мире сбросила две атомные бомбы на японские города. Насколько я помню статистические данные, там погибло около двух процентов военных, остальные были мирные люди. Женщины, дети, старики. И до сих пор подобное варварство оправдывается якобы военной необходимостью. Или вы об этом никогда не слышали. Люди сгорели в пламени атомного взрыва, а те, кто выжил, медленно умирали еще сорок лет.

– Я об этом слышал. Но тогда была война.

– Сейчас тоже идет война. Еще более ожесточенная и непримиримая, чем раньше. Четвертая мировая война. Война между двумя цивилизациями. И мы просто помогаем своей цивилизации не проиграть в этой войне.

– Убивая тысячи невиновных людей?

– Вы сами сказали, что тогда была война. Один немецкий коллега рассказал мне, что перед самым окончанием войны английская авиация почти полностью стерла с лица земли Дрезден. Погибли тысячи мирных жителей, которые прятались в городе, пытаясь спастись от этого кошмара. Летчиков наградили, и никто никогда не считал это безнравственным поступком. Убийство на войне даже сотен тысяч людей считается воинской доблестью, а убийцы награждаются орденами и медалями.

– Нас никто не будет награждать.

– Мы работаем не для этого.

– Насколько мне удалось выяснить, здесь работают специалисты, которые получают хорошие деньги за свою работу.

– Согласна, – улыбнулась она, – но это часть нашей работы. Бескорыстных людей сейчас почти не осталось. Однако продолжим. Ты так и не спросил у меня, почему я здесь оказалась. Ведь я могла остаться в Америке или Канаде, где у меня были очень перспективные предложения. Я уже не говорю о Гарварде, своей лаборатории. – Она даже не заметила, как перешла на «ты», словно действительно считая его своим младшим родствеником или другом. – Но четыре года назад погиб мой сын.

Она погасила сигарету и вытащила новую.

– Врачи говорят, что мне нельзя так много курить, – невесело сообщила она, – но я не могу отвыкнуть от этой глупой привычки. Мой сын был журналистом. Американским журналистом, который все лишь выполнял свой профессиональный долг. Он отправился на встречу с представителем талибов и должен был взять у него интервью. Об этом было известно союзному военному руководству. Когда он появился там, было принято решение нанести ракетный удар по дому. Потом я точно узнала, что им было известно о нахождении в доме американского журналиста, соотечественника. Но подобная «мелочь» их не остановила. Вместе с ним погибли трое прибывших на встречу талибов и вся семья, которая находилась в доме: отец, мать, дедушка, четверо детей. Но они были мусульманами и их можно было не принимать в расчет. Вот так. Разорванные останки сына привезли, чтобы похоронить в Америке. Я отказалась, решив привезти его сюда. Вот такая история.

54

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор