Оценить:

Агент из Кандагара Абдуллаев Чингиз




40

– И работает против нас, – устало махнул рукой Эйссинджер. – Я думаю, что вам уже сейчас нужно подумать об усилении именно этого направления. Третий кандидат, как я и полагал, самый перспективный. Нужно дать кого-то в помощь вашему Садовнику. Подумайте об этом.

Первый кандидат

Предосторожности Ибрагима могли показаться смешными, если бы не были связаны с реальной жизнью и реальной смертью. Чтобы Асиф мог позвонить своему наставнику, его вывезли из пещеры и отправили в Кандагар, выбрав место рядом с центральным рынком. Если бы кто-то попытался засечь телефонный звонок Асифа Шахвани, то ракета ударила бы в оживленный рынок, вызвав многочисленные жертвы.

Асиф набрал номер телефона своего наставника и ждал, когда тот ответит. Зубайр сидел рядом. Внешне он выглядел абсолютно равнодушным. Асиф не мог знать, что этот некрасивый мордастый человек имел высшее образование, полученное во Франции, и хорошо владел пятью языками.

Асиф услышал голос своего наставника.

– Да пошлет Аллах благоденствие вам и вашему дому! – радостно пожелал Асиф.

– Здравствуй, дорогой Асиф, я очень рад тебя слышать! – ответил наставник.

– Меня попросили узнать, когда вы приедете? Они будут ждать вашего приезда и как я вам говорил, готовы обеспечить вашу охрану.

– Дорогой Асиф, это моя мечта – увидеть настоящих борцов за свободу, поговорить с нашими единомышленниками. Но я не смогу приехать. К сожалению, шайтан иногда бывает сильнее нас. Я упал и сильно вывихнул ногу. Теперь могу только лежать, и наши врачи говорят, что мне нельзя делать долгих переходов.

Асиф взглянул на сидевшего рядом Зубайра. Интересно, он слышит их разговор, или делает вид, что ему все равно?

– Очень жаль, досточтимый учитель, что вы не сможете приехать, – вздохнул Асиф. – Я желаю вам счастья и здоровья.

Зубайр шевельнулся. Все-таки он слышит разговор.

– Подожди, – попросил Мумтаз Рахмани, – не торопись. Я считаю, что было бы невежливым отказаться от встречи с нашими уважаемыми друзьями. Поэтому я принял решение отправить к ним своего родственника, сына брата моего отца – Самандара Рахмани, который будет представлять меня на всех переговорах. Я уже послал ему сообщение, и он готов выехать из Ходжа-али-Суфле, чтобы прибыть в ваш благословенный город.

Асиф посмотрел на непроницаемое лицо Зубайра. Он явно ничего не скажет. Все будет решать сам Ибрагим.

– Я передам ваши слова, – пообещал Асиф. – Жаль, что все так получилось. – Они очень хотели переговорить с вами.

Он вежливо попрощался и отключился. Затем взглянул на Зубайра.

– Он не сможет приехать, вывихнул ногу, – пояснил Асиф, – но его двоюродный брат уже на пути сюда.

Зубайр кивнул, ничего не переспрашивая.

В этот день Асифу не удалось увидеть Ибрагима. Зубайр рассказал Ибрагиму об их разговоре, добавив, что Асиф был искренне огорчен; очевидно, подобное несчастье с его наставником стало для него неожиданностью.

– Он не хочет приезжать, – нахмурился Ибрагим, – это нехороший знак и для нашего друга Асифа Шахвани, и для его наставника, и для всех белуджей. Его родственник не заменит нам самого Мумтаза Рахмани. Но мы подумаем, что нам делать.

Вечером он набрал известный только ему номер и услышал знакомый голос Идриса. Сначала прозвучали традиционные слова о семьях и детях. Учитывая, что ни у Идриса, ни у Ибрагима не было семей, расспросы об этом выглядели особенно смешно.

– Мой родственник, которого мы так ждали, не сумеет приехать, – сообщил Ибрагим, – и мы не знаем как быть.

– Почему не приедет?

– Говорит, что повредил себе ногу.

– Какое несчастье! Надеюсь, что он поправится и у него все будет хорошо, – лицемерно сказал Идрис. – Что он еще говорит?

– Он посылает вместо себя родственника, сына своего дяди.

– Как это любезно с его стороны, – пробормотал Идрис. – Я думаю, что нужно принять родственника и показать ему наших «младших», чтобы познакомить их с ним.

Ибрагим усмехнулся. Он знал, что означает слово «младшие» в их лексиконе, поэтому он ничего не стал переспрашивать. Только уточнил на прощание:

– А как быть с уже приехавшим родственником? Его брат хочет уехать. И он сам просится обратно.

– Брата нужно отправить, – решил Идрис, – а твой родственник пусть насладится вашим гостеприимством.

– Спасибо, – сказал Ибрагим, – мы будем молиться за вас.

– И я буду молиться за вас, – ответил Идрис.

Даже если их разговор окажется записан, то и тогда посторонний ничего не сможет понять. Ибрагим убрал телефон. Теперь он знал, что именно ему нужно делать.

Следующим утром Мехмон отправился домой, в Ходжа-али-Суфле. Навстречу ему шел караван с находившимся там Самандаром Рахмани. Казалось, что все идет хорошо. Мумтаз сообщил господину Эхидо, что им нужно срочно встретиться, и дождался приезда гостя в свой дом. Он радостно поведал, что талибы отпустили Мехмона.

– Это хороший знак, – возбужденно сказал Мумтаз Рахмани, – значит, они нам доверяют.

– Это плохой знак, – возразил более опытный и умный Эхидо, – неужели не понятно? Они нарочно отпускают Мехмона, чтобы успокоить нас. В ближайшие дни вас никто не должен видеть вне дома. У вас сильно болит нога, и вы находитесь дома. Не выходить из дома ни при каких обстоятельствах. Вы меня поняли?

– Буду сидеть дома, – улыбнулся Мумтаз. Именно господин Эхидо ему посоветовал не отправляться в столь опасный путь, а остаться дома, послав вместо себя ничего не подозревающего брата, который должен был заменить Мумтаза. Но они недооценили коварства и изощренности Идриса аль-Исфахани.

40

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор