Оценить:

Лунное пламя Морган Дора




22

Вырвал руку, сжал кулаки.

— Что бы ты ни сделал, Фред, я уверена, что у тебя были на то причины. — Грейс с любовью смотрела на него. — Ты хороший человек.

Ее доверие терзало сердце.

— Спокойной ночи, Грейс.

11

День близился к концу. Фред потянулся. Спина и руки болели после десяти часов тяжелой работы, которой он занимался без передышки, надеясь вновь обрести ясную голову. Но это у него не получалось.

Все время его мысли возвращались к Грейс. К ее телу, ее поцелуям, к коротким постанываниям, вздохам. Главное, он никак не мог забыть то, что она сказала.

«Ты хороший человек».

Он горько усмехнулся. Если бы она знала!

Еще чуть-чуть, и ты влюбишься в нее.

Уже давно ни одна мысль не пугала его так. Он не имеет права жить у нее дальше. Ситуация становится опасной.

Фред огляделся. Ну раз стены заделаны и вставлены окна, он может съехать от Грейс и ночевать здесь. А как только починят грузовик, он навеки покинет Берритаун. Линда и Бетти завершат все без него. Он достаточно помог здесь своей консультацией. Бесплатно. А любому юристу они заплатили бы за нее гораздо больше, чем он получит за эти десять часов каторжной работы. Хватит заниматься благотворительностью, он не мать Тереза…

— Эй, Фред! Тебя к телефону. Грейс.

Один из рабочих поманил его рукой.

Он хмуро поплелся к аппарату. Грейс он не видел со вчерашней ночи.

— Алло?

— Слава богу, что ты там.

Она говорила, задыхаясь, с тревогой в голосе. Было слышно, как громко кричит Дженни.

Его сердце сжал страх.

— Что стряслось?

— Несчастный случай! Дженни упала. По-моему, сломана нога. Мы в «скорой» и ждем врача. Я хотела, чтобы ты знал.

— Я сейчас приеду.

Он повесил трубку. Строители таращились на него.

— С Дженни несчастный случай. Кто может отвезти меня в больницу? Я потом отработаю.

Его повез сам Расти.

Через десять минут Фред входил в больницу. От леденящего ужаса сжимался даже желудок.

Больницы он ненавидел. Запах, пластиковые стулья, нервные люди — так жутко знакомо все. Последний раз он был в больнице, когда умерли два человека, которых он любил больше всего на свете. Он сглотнул комок. Нет, сейчас он не имеет права думать о прошлом. Он должен отыскать Дженни и Грейс.

Он обнаружил их в приемном покое. Дженни не плакала, но ее личико было бледным. Ужасно видеть, как она тихо страдает.

Клер тоже была тихой. Она умерла. Лучше всего сейчас повернуться и уйти. Но он нужен Дженни.

— Привет, Дженни. Какие дела?

— Фред.

Она засопела и потянулась к нему ручкой.

Грейс белая как мел стояла по другую сторону кровати и держала другую ручку Дженни.

— Слава богу, что ты здесь.

Было видно ее облегчение.

Фред успокаивающе положил руку ей на плечо. Она не должна заметить его волнение. Он нагнулся к Дженни и ласково погладил ее по волосам.

— Что же с тобой стряслось, моя умница?

Две слезинки покатились по ее щечкам.

— Я сделала больно моей ноге…

— Давай посмотрим. — Хотя ее голень была красной и отекшей, Фред попытался улыбнуться. — Сейчас придет доктор и полечит твою ножку.

— Мне больно, Фред.

Вошли молодой врач и медсестра.

— Твоя мама может здесь побыть, пока я осмотрю твою ногу, — сказал врач.

— Твой папа тоже, — добавила медсестра.

Дженни наморщила лобик.

— У меня нет папы, а Фред пусть останется.

Через несколько часов Фред нес смертельно усталую Дженни по лестнице в ее комнату. Сзади поднималась Грейс. Нога ее дочки была в гипсе от щиколотки до бедра.

Дженни тесно прижималась к Фреду, как если бы он был ее надежным защитником.

Фред чуть не рассмеялся. С момента его появления в больнице девочка прямо вцепилась в него. И почему только?

Вдруг стало страшно. После трагедии четыре года назад, когда выгорела комната его дочери, он больше не переступал порог детской. Он нерешительно помедлил перед дверью. Но потом глубоко вздохнул, расправил плечи и внес Дженни в комнату.

К его удивлению, злые воспоминания пропали. В этой обустроенной с любовью комнатке просто не было места для старого горя.

Фред осторожно усадил малышку на кровать.

— Готово дело.

— Ты ее подержишь, пока я надену на нее ночную рубашку? — спросила Грейс.

— Конечно.

— Вот, мое солнышко. А теперь ложись.

Грейс взбила подушки и мягко опустила дочку на постель. Потом осторожно присела на краешек кровати.

Фред почувствовал себя лишним. Дженни и Грейс — семья. Они вместе. Даже пес стал частью их семьи. Но не он. Он не может, не имеет права. От этих мыслей защемило сердце. Из-за собственного жуткого прошлого он никогда не будет частью ни одной семьи. Скорее бы убраться из этого места.

— Фред? — услышал он сонный голосок.

Он поймал протянутую к нему маленькую ручку.

— Что нужно моей умнице?

— Ты меня поцелуешь со спокойной ночью?

— Ну, обязательно. — Он нежно поцеловал Дженни в щечку. — Спокойной ночи!

— Я тебя люблю, мое солнышко, — промурлыкала Грейс, выключая свет.

— Я тоже тебя люблю, мамочка. И тебя люблю, Фред.

Я тебя люблю!

Ох, ты боже мой! Слова вонзились в самое сердце.

Нет, он не заслуживает любви этой маленькой девочки! Он выскочил в коридор, чтобы никто не видел его повлажневших глаз. Все! Он сейчас уложит свои вещи и завтра заберет их с собой на работу. А потом…

Грейс глубоко вздохнула.

— Сегодня был самый длинный день в моей жизни. Спасибо, Фред. Даже не знаю, что бы я без тебя делала.

22

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Загрузка...