Оценить:

Современная язва Лейкин Николай




1

I

Скрипнула калитка палисадника. Залаяла маленькая собаченка, бросившись отъ террасы. Къ террасѣ медленными шагами подошелъ рослый рыжебородый лавочникъ въ сапогахъ бураками и въ передникѣ, низъ котораго приподнятъ и заткнутъ за поясъ.

— Тише, Фиделька, тише… Не воры идутъ… — успокоивалъ онъ лающую собаченку.

— Кто тамъ? — воскликнулъ пожилой дачникъ, расположившійся завтракать на террасѣ, и выглянулъ въ садикъ изъ за парусинной драпировки.

— Мясникъ къ вашей чести, — откликнулся лавочникъ, приподнимая картузъ и надѣвая его опять.

— Что тебѣ надо? Зачѣмъ?

— Да кто за чѣмъ другимъ, а я все въ одномъ направленіи. За деньгами. Прикажите заборную книжечку погасить.

— Позволь… Но вѣдь за деньгами ходятъ перваго числа… особенно къ служащимъ людямъ, а сегодня только пятнадцатое.

— Это точно… Это дѣйствительно… — согласился мясникъ. — Но ужъ два первыхъ числа прошло, а мы отъ вашего здоровья никакого дивидента не видали.

— Не можетъ быть! — удивился дачникъ. — Развѣ тебѣ жена моя перваго іюля и перваго августа не заплатила? Я ей давалъ деньги для уплаты за мясо.

— Никакъ нѣтъ-съ… Вотъ ужъ два мѣсяца мы при пиковомъ интересѣ… Иначе никогда-бы я вашу честь не посмѣлъ… Ни за іюнь, ни за іюль… Вотъ и августъ въ половинѣ…

— Что-нибудь да не такъ… Марья Андревна! — крикнулъ дачникъ жену.

— Что тамъ? — послышался изъ комнаты голосъ.

— Поди сюда, милый другъ… Тутъ какое-то недоразумѣніе…

На террасу выглянула среднихъ лѣтъ миловидная женщина и, увидавъ мясника, смутилась. Лицо ея вспыхнуло.

— Развѣ ты не уплатила въ мясную за мясо въ іюлѣ и перваго августа? — продолжалъ дачникъ.

— Нѣтъ еще. Но вѣдь ему и не на хлѣбъ… Подождать можетъ, — пробормотала сконфуженно жена и накинулась на мясника:- Чего ты лѣзешь!.. Развѣ пропадало за нами

— Это вы точно, матушка Марья Андревна, это дѣйствительно… Но такъ какъ мы приказчики и сбираемся ѣхать въ деревню, а хозяинъ нашъ…

— Молчи! И ступай вонъ! Деньги будутъ въ свое время уплочены…

— Свое время-то, матушка-барыня, ужъ ушло — вотъ я изъ-за чего…

— Уходи, уходи! Что это за нахальство Въ домъ лѣзть за деньгами!

— Но отчего-же, Маша, ты мнѣ не сказала, что по книжкѣ не уплочено?.. — началъ мужъ.

— Пожалуйста не при людяхъ… Что это за манера! — оборвала его жена и опять сказала мяснику. — Можешь отправляться, отправляться. Деньги твои не пропадутъ.

— Да, да… Ты получишь… Уходи голубчикъ своевременно получишь… Дня черезъ три я самъ тебѣ принесу… — забормоталъ въ свою очередь мужъ.

— Хорошо-съ… Будемъ ждать… А только пожалуйста баринъ… Теперича, такъ какъ мы ѣдемъ въ деревню…

— Ладно, ладно… Будь спокоенъ.

— Прощенья просимъ-съ… Счастливо оставаться. Пріятнаго аппетита…

Мясникъ снова приподнялъ картузъ и сталъ выходить изъ садика.

Мужъ, сидѣвшій уже передъ налитой рюмкой водки и державшій въ рукѣ редиску, чтобъ закусить ею, взглянулъ на жену испытующимъ взглядомъ и изображалъ изъ себя знакъ вопросительный. Она отвернулась и смущенно проговорила:

— Не понимаю, что за манера дѣлать эти очныя ставки съ лавочниками!

— Позволь, Марья Андревна, я вовсе не дѣлалъ тебѣ очную ставку, а если человѣкъ приходитъ за деньгами, а я знаю, что деньги я уплатилъ, — сказалъ мужъ, — то само собой…

— Ну, довольно довольно! Пей водку-то! А то сидишь, какъ истуканъ, съ редиской въ рунѣ…

— Я пораженъ… Я, я… Но куда-же ты дѣла деньги, которыя я тебѣ далъ на расплату?..

Мужъ не только не выпилъ водки, но положилъ и редиску на столъ.

Жена стояла, отвернувшись отъ мужа и соображала, что ей выгоднѣе: накинуться на него и сдѣлать сцену, или оправдываться и потомъ признаться въ употребленіи денегъ на другой предметъ. Наконецъ, она забормотала:

— Куда! Куда! Деньги ему не на хлѣбъ… Ты самъ зпаешь… у насъ семейство… Варичкѣ классное платье… Петенькѣ брюки… А ты такъ мало даешь денегъ на семью…

— Я далъ тебѣ, другъ мой, семъ рублей Варичкѣ на платье…

— А много-ли это семь рублей? Семь рублей одна только матерія… Она дѣвочка большая. А портнихѣ? А… а? Наконецъ, такъ по хозяйству…

— Платье для Варички еще не готово и портнихѣ ты, стало было, еще не платила.

— А варенье я варила. Сколько я варенья наварила! Грибы мариновала. Уксусъ для грибовъ…

— Милая моя, на варенье я тебѣ отдѣльно далъ пять рублей и привезъ изъ города пудъ сахарнаго песку.

— Банки для варенья покупала… Да мало-ли еще что! У тебя два раза въ недѣлю этотъ несносный винтъ… Гости твои жрутъ какъ акулы. Нужно закуску приготовить, нужно водку проклятую…

— На водку и пиво я всякій разъ давалъ деньги отдѣльно. Банки для варенья у тебя прошлогоднія… — слышались возраженія.

— Что ты ко мнѣ, какъ судебный слѣдователь, придираешься! Ты забываешь, что я даже лососиной кормила твоихъ проклятыхъ гостей!

Пауза.

— Можетъ быть у тебя и въ мелочную лавку по книжкѣ не заплочено? — спросилъ мужъ.

— Конечно-же не заплочено, — проговорила жена, сѣла, слезливо заморгала глазами и вынула изъ кармана носовой платокъ.

— Ай-ай-ай! А вѣдь я на все это давалъ каждый мѣсяцъ деньги… — пробормоталъ мужъ, — а зеленьщику? — задалъ онъ вопросъ.

Жена виновато молчала.

— Куда-же ты дѣвала деньги, Манечка? — продолжалъ мужъ.

Жена ужъ плакала и громко сморкалась.

— Скачки проклятыя… — выговорила она наконецъ. — Съ лошадьми мошенничаютъ. Я всегда во всемъ несчастлива… А тутъ ставила на свое и Варичкино счастье…

Загрузка...
1

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Загрузка...