Оценить:

Оазис радости Детли Элис




25

– Это ужасно! – Шейла покачала головой.

Он кивнул.

– Действительно ужасно. Я потерял голову и всякий контроль над собой, и Маргарет сыграла на этом. И хотя в нашем кругу было не принято обзаводиться семьей, не нажив собственных капиталов, я женился на Маргарет по доброй воле и привел ее в родительский дом.

– То есть Маргарет забеременела и вы поженились, – уточнила Шейла. – А если бы не забеременела?

– Скорее всего, мне бы это в голову не пришло! Хотя, положа руку на сердце, должен признать, что поначалу все было хорошо. А когда появилась Одри, оказалось, что ребенок не вписывается в нашу жизнь.

У Шейлы округлились глаза.

– То есть?

– С Одри было нелегко. Да и с каким ребенком бывает легко? Особенно если родители молоды и полны амбиций. Маргарет рвалась на свободу. Карьера, честолюбие... Ждать и откладывать осуществление мечты она не захотела.

– Я ее понимаю, – вздохнула Шейла. – Малыш и связанные с этим проблемы – с одной стороны, а с другой – желание заявить о себе, перевернуть весь мир...

– Нелегкая ситуация для всякого, кому двадцать один, – рассудил Генри. – А для Маргарет, с ее яркой индивидуальностью и недюжинным талантом, ребенок оказался испытанием на прочность ее отношения к семье.

– Но ведь она выдержала!

– В общем, да. Люди, как известно, ко всему приспосабливаются. Такова жизнь. Она начала заниматься бизнесом, на нее сразу обратили внимание в артистических кругах. А я стал карабкаться по рекламной лестнице.

– А Одри?

– Думаешь, я бросил дочь на произвол судьбы?

– Нет, конечно, но ребенок требует внимания, и немалого.

– А то я не знаю! Нанимали нянек... Сначала все были довольны, а когда Одри подросла, вот тут и начались проблемы. Эту няню она не любит, а эта не похожа на маму, а та точь-в-точь злая фея... С тех пор я полностью доверяю выбору своей дочери. Одри однажды заявила, что хочет быть только с мамой, а когда мы попробовали на нее надавить, получили нервный срыв. Тогда-то Маргарет и поняла, что она в ловушке.

– А ты?

– А что я? – улыбнулся он. – Мы с Одри ладим?

– Ладите, – кивнула Шейла.

– А это – главное.


9


– Пожалуй, на сегодня хватит! – Закинув руки за голову, Генри потянулся.

К пяти вечера его творческая мысль стала давать сбои. То ли от духоты, то ли по каким-то иным причинам. Впрочем, жара стояла одуряющая. Даже в Кенсингтоне, где много зелени.

Шейла быстро навела порядок на рабочем столе шефа. Смахнув ворох смятых листов бумаги в корзину для мусора, она откинула со лба прядь влажных волос и заглянула в ежедневник – что там у них завтра с утра?

Внезапно Генри положил ей руку на плечо, и Шейлу словно током пронзило. Сердце забилось, ноги стали ватными.

– Не выпить ли нам? Сухого вина, к примеру? А то во рту пересохло, – сказал он, поднимаясь. – Ты как?

– Не откажусь от апельсинового сока со льдом. Тебе помочь?

– Иди на веранду, я сам управлюсь.

Шейла спустилась в сад. Взяла лейку и стала поливать душистый табак. Цветы тоже изнывают от жажды! – размышляла она. Попьют и заблагоухают. Ближе к ночи... Она улыбнулась. Надо сказать Генри, чтобы напомнил садовнику сменить шланг – совсем прохудился.

Она села на скамейку напротив цветочных часов. Можно целый день просидеть тут, наблюдая, как закрывают свои глазки фиалки и передают эстафету времени настурциям и львиному зеву.

Ну, где там Генри? Такой скорый на ногу... вернее – на руку. Она вспомнила его прикосновение, и ей снова стало жарко. Зачем он положил ладонь мне на плечо? Разве не понимает, что волнует меня? Наверняка...

Тогда для чего этот жест, подразумевающий отнюдь не официальные отношения?

Шейла поднялась на веранду. Генри появился минут через десять с кувшином апельсинового сока, бутылкой мозельского и... в шортах.

Шейла оторопела.

– Слушай, – сказал он, не замечая ее смущения, – а не переодеться ли и тебе во что-нибудь полегче?

– С удовольствием, если подождешь часика этак три, пока я съезжу домой и вернусь обратно.

– Надень купальник, да и все!

Ничего себе! Откуда Генри известно, что мой купальник в спальне Одри? Должно быть, она сказала отцу, что иногда, когда он уезжает в город по делам, мы загораем и плещемся в бассейне в частном клубе.

Подумав, Шейла решила, что будет выглядеть полной идиоткой, если начнет жеманиться и строить из себя черт знает что.

– Надо же, а я о нем и забыла! Пойду переоденусь.

Осушив залпом бокал мозельского, Генри проводил ее внимательным взглядом.


Шейла в спальне Одри мучилась сомнениями. Критически оглядев свое отражение в зеркале, она поняла, что купальник, хоть и черного цвета, который всегда стройнит, в данном случае не самый выигрышный вариант – даже если втянуть живот и постараться не дышать. Что ж, придется воспользоваться творением рук Маргарет!

В верхнем ящике комода, где лежал купальник, Шейла как-то раскопала огромный шелковый платок в золотисто-зеленоватых тонах, выполненный в технике батик. Одри сказала, что платок – мамина работа, но он ей не нравится. Завязав концы узлом на талии сбоку, Шейла повеселела. Шик!.. Черное и золотисто-зеленое ей к лицу, но главное – бедра прикрыты: платок по самую щиколотку.

Увидев ее, Генри зацокал языком.

– Ого! Клеопатра – статистка по сравнению с тобой.

– А ты – увы! – не Антоний! – ввернула Шейла.

– Где уж мне! – Генри прищурился. – Загар тебе к лицу...

– Мне вообще идет лето! – Шейла отпила сок из стакана и добавила: – Иногда мы ходим с Одри в бассейн. Я как-то тебе говорила, но ты не обратил внимания.

– Правильно делаете. А Дороти Тейн молодец, не забывает прихватывать нашу Одри. Приятная женщина...

Загрузка...
25

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Загрузка...