Оценить:

Пасьянс в четыре руки Граузс Елена, Демидова Елена




2

Он почти ушел, на ходу создавая мороки и наваждения, улыбаясь и заставляя терять силы и волю. Почти ушел. Если бы в спешке не заблудился и вместо улицы не вылетел в ночной клуб, служащий прикрытием аукциона. Свет и музыка мгновенно оглушили, наваждения рассеялись, и поймать его такого — почти беззащитного, не составило никакого труда.

Вот теперь и сидит он в этом подвале, раздумывая, как выбираться и что делать. Страха не было, было только желание жить. А с этим намечались проблемы. Его не будут допрашивать. И даже бить. Его просто по-тихому убьют или отдадут тому уроду, который его купил. Ни то, ни другое Диму не устраивало, но как выбраться отсюда, он пока не представлял.

♦♦♦♦♦♦♦♦

Было больно. Простенько и без затей. Но это только поначалу боль сделала его злым и заставила огрызаться. Мощными точными ударами пусть не пудовых, но себе увесистых кулаков. А потом его повалили на землю и пинали. Вдумчиво, со знанием дела. Виртуозно, можно сказать. От пятерых один отобьется только в боевике.

Постепенно… нет, на самом деле рывками, и рывки эти только лишь казались постепенными, нарастающими, накатывающими волнами, боль нарастала, пока не затопила, не застелила алой пеленой все вокруг. Кажется, его куда-то волокли. Кажется, потому что он совершенно ничего не видел. И ничего не чувствовал, кроме безбрежного океана боли.

Начиналось все хорошо? Ну да, как всегда. Владюха позвонил и сказал, что у него серьезное дело на работе. Угу, знаем, очередная облава на всякую шушеру. Поймает Восьмерку и счастлив просто до одури. Если Владюха занят, значит, тихие домашние посиделки уходят в небытие. Значит, Дашенька едет домой, а Данила из дому…

Сева тряхнул головой. Мир вокруг заплясал, пьянь подзаборная. Страшно тошнило, буквально выворачивало на изнанку. Ссссуки… Мысли неповоротливыми глыбами ворочались в голове. Точно чем-то по темечку приложили.

Он осторожно пополз вперед, пока не уткнулся в сырую холодную стену. Медленно сел на пол, привалился к ней спиной и прикрыл слезящиеся глаза. Стало только хуже. Дурнота подкатила к горлу, и его согнуло в мучительном приступе рвоты. Бесполезно… Он даже не обедал, а все, что выпил — мохито, да стакан соку — спустил там же, в клубе. Жуткий спазм терзал внутренности, в голове пошло эхо, и он тихо застонал.

…Данька за ним приехал, это факт. До клуба они тоже на своих двоих добрались. И пили вместе. Но вот потом… потом началась хрень. Неимоверная хрень. Он плясал с какой-то девахой. На самом деле — ни рыба, ни мясо, так себе, но плясал хорошо. Кажется, деваха была со своим папиком, и папику их пляски отнюдь любопытными не показались. И папик осерчал. Попытался заставить выставить его из клуба к чертям свинячьим, но он ведь тоже не пальцем делан! От души вломил папику по морде и высказал все, что думает по его, папика, поводу.

Что было потом? Думай, Севыч, думай… Потом Даньки не было совершенно точно. Зато было такси. Он остановился возле первого попавшегося клуба и полез продолжать. И какого беса его дернуло? Зачем он вообще поперся черт знает куда, один, даже не оставив брату записки?! Зачем не подождал Даньку? Да что это вообще было?..

В голове гудит, в глазах мутно и темно, но рвать больше не тянет. В затхлом сыром воздухе пахнет чем-то… неопределенным. Предположим, это пыль. И было бы лучше, если бы это была просто пыль или какая-нибудь плесень.

Фраер. Выпендриться решил.

— Сссукааа… — простонал Сева, чувствуя, как в глазах закипают слезы. — Что же я сделал-то?

Дима приоткрыл глаза, пару мгновений разглядывал очнувшегося парня и хмыкнул про себя. Судя по вопросу, у того кратковременная амнезия. Допился или отшибли, когда били? И надо бы, наверное, что-то сказать или спросить, но его точно пошлют подальше, чтобы не лез не в свое дело. Значит, пока пусть приходит в себя.

Дима вздохнул и откинулся назад. И плевать, что она холодная. Зато мозги хорошо работают.

Но холод пробирал до костей. Тоненькая кожаная курточка, да остатки футболки в деле согревания измученного тела не помогали совершенно. Хотелось в душ. Хотелось забиться под одеяло и спать, спать, спать, и больше никогда никуда не высовываться. Особенно в ночные клубы. Что-то слишком жарко в последнее время становится в увеселительных заведениях столицы.

…Противно заныла челюсть. Сева осторожно ощупал скулы, облизнул сухие губы и поморщился. Ничего критичного, конечно, но совершенство явно подпортили. Хотя… какая на хрен разница? Вопрос ведь совершенно в другом. Куда его приволокли. И выйдет ли он отсюда живым.

Голова болела, но мысли стали чуть ровнее.

В этом втором клубе случилось что-то. Что? Он танцевал, совершенно точно. Он ненавидит тихо тусить в сторонке. Значит — точно пошел в центр. И что потом? Его в очередной раз попытались снять? И он опять вломил? Или он попытался кого-то снять и получил?

— Пытался снять я, или пытались снять меня? Чеееерт… я же с охраной подрался…

Дима, краем уха прислушивающийся к бормотанию явно не замечающего его парня сначала фыркнул, а потом рассмеялся в голос. Мило… Вот только с каких это пор пьяных парней, подравшихся с охраной, засовывают в подвал?

— Кто здесь? — Сева вскинулся, но от резкого движения голова пошла кругом, и он только тихо застонал.

— Твой пьяный глюк, — Дима уже по-настоящему развеселился. Конечно, потешаться над беспомощными — нехорошо, но этот парень выглядел так забавно. — Не дергайся сильно, а то еще больнее будет.

— Какой-то… гуманный ты глюк… — Сева попытался растянуть губы в болезненной улыбке. Корочка подсохшей крови тут же лопнула. Сева поморщился.

Загрузка...
2

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Загрузка...