Оценить:

Падение (сборник) Товук Виктория




30

– Нам некогда искать Вериния, – твёрдо заявила Нелька. – Яйцо надо как можно скорее положить в инкубатор. Идём, откроешь вольер.

– Ладно, я открою вольер. Пусть Горыныч сам слетает.

– Он разобьёт яйцо, у него лапы неуклюжие. Идём, говорю!

– Нель, ведь у нас сейчас магия преобразований с Арсениусом, – я упирался, как мог. – Если я прогуляю, он деду пожалуется.

– Лекс, там невылупившийся драконий ребёнок один в лесу! Наплевать на Арсениуса, яйцо важнее!

Она схватила меня за руку и потащила из класса. У меня возникло сильное чувство дежавю. Почему, ну почему я всегда иду у неё на поводу?

Глава 2. Некромант

– Беги на урок, я приведу всё в божеский вид! Алексей, потренируйся дома, ты видишь, у тебя плохо получается преобразование больших предметов, – распорядился мой Наставник Арсениус…

Я с грустью поглядел на развороченный котлован на поляне рядом с нашей школой, на огромный валун, который мне так и не удалось превратить в каменную скамейку. От моих неумелых заклинаний снег и земля взвивались в воздух. Я и глазом не успел моргнуть, как выкопал огромный котлован, а валун даже не пошевелился.

Не, нормально? Я запросто заклинаниями делаю из малюсенькой еловой иголки обычную иглу для шитья, а из стеклянной бусинки литровую бутылку. А вот превратить валун в скамейку мне не удаётся уже неделю. Арсениус занимается со мной перед уроками, мне приходится вставать пораньше и мчаться в школу к семи утра. Нелька идёт на занятия без меня. Она ноет, что ей жутко скучно ходить одной, но что я могу поделать? Арсениус страшно занят, он и директор школы, и почётный Магистр белой и чёрной магии, и член Учёного совета при Академии магических наук. Он ведёт у нас уроки теории преобразований, занимается со мной и семиклассником Ренатом Ардаулиным, который тоже специализируется на сложных превращениях предметов, рецензирует диссертации соискателей высшей магической степени. В общем, дел у него выше крыши, вот он и занимается со мной в своё свободное время.

Я, задыхаясь, влетел в кабинет зелий и алхимии прямо перед нашим Мастером зелий Дормидонтом, чуть ли не оттолкнув его.

– Алексей, ты хочешь поведать нам, что открыл философский камень? Нет? Тогда не обязательно так спешить, – ехидно сказал Дормидонт, вежливо пропуская меня вперёд.

Я плюхнулся за последний стол рядом с Нелли. Она уже всё приготовила для урока: на столе стояли две эмалированных кастрюльки с нашими именами, пучки сушёной крапивы, корни багульника и девясила, в мисочке лежали берёзовые почки. Хорошо Нельке, она проходит специализацию у Дормидонта и точно знает, какое снадобье мы будем готовить на уроке. Она вообще могла бы не ходить на общие уроки по зельям, но эльфиечка любит резать травы, толочь корни и кору, помешивать в кастрюльке, вдыхая запах свежего зелья. Ей просто нравится заниматься тем, что у неё получается лучше всех.

Мне в руку вдруг требовательно ткнулись тёплые носы.

– Нель, зачем ты его притащила сюда? – прошептал я.

– Ему скучно. Горыныч спит ещё, а он не знает, чем заняться. Слоняется по зоопарку, хотел к мантикорам залезть.

– Пусть учится летать! Позорище, дракон, а летать не умеет.

– Он ещё маленький, – возмутилась эльфиечка.

Я заглянул под парту, в очередной раз изумившись окраске этого потешного зверёныша. Сынишка нашего Горыныча вылупился в октябре, сейчас ему четыре месяца. У него три головы, как у отца и ярко-синие глаза, как у матери. А вот окраска… Малыш как будто одет в маскировочный комбинезон с белыми и зелёными пятнами. Я такой видел у старшего брата Нельки, работающего лесником в нашем Светлогорском заповеднике. Он рассказывал, что в лесу полно единорогов, которые страшно пугаются людей. Чтобы вести точный учёт этих великолепных животных, приходится сливаться с травой и деревьями. Хоть эльфы и мастера отводить глаза, единороги их почему-то видят. А вот пятнистый маскировочный костюм прекрасно скрывает и эльфа, и человека. А учуять постороннего единороги не могут, у них почти отсутствует обоняние. Вот такая же пятнистая шкурка у нашего Рябушки. Сейчас он размером с большую собаку. Обычно пока у нас уроки, с Рябушкой занимается или сам Горыныч, который безуспешно учит его летать и изрыгать огонь, или профессор по магическим существам Вирений, который учит его человеческой грамоте. Но сейчас Вирения нет, его вызвали на консультацию в заповедник, где вроде бы появилась какая-то посторонняя то ли кикимора, то ли баньши. Мы с Нелькой возимся с Рябом после уроков: играем с ним, рассказываем сказки. Нелька несколько раз водила малыша домой, и её мама купала его специальными эльфийскими шампунями.

Кстати, Вирений настоял на том, чтобы нашего Горыныча перестали запирать в вольере.

«Он достаточно разумен, чтобы не причинять никому вреда», – утверждал профессор по магическим существам. И директор Арсениус разрешил. Теперь Горыныч отводил своего сынишку на большую поляну за школу, туда, где я пытался преобразовать валун, и учил его летать. Крылышки у ребёнка были ещё маленькие, он быстро махал ими, и несколько секунд парил в воздухе, а потом с криком брякался на землю. Но если не тренировать крылья, они не вырастут. Поэтому Горыныч заставлял Ряба заниматься каждый день, несмотря на его капризы. А потом сажал сына на спину и делал несколько кругов над нашей школой под восторженный писк малыша.

– Дай ватрушек, – тихо прошипел дракончик. – У тебя в рюкзаке три ватрушки… Дай… Хочу… Ну, дай…

Вот вымогатель! Утром, я, убегая из дома, успел схватить три ватрушки из первой порции всяческих пирогов, которые ни свет, ни заря затеял печь наш домовой Коржик. И предвкушал, как наслажусь ими на перемене. Ага, насладился! Я вздохнул и сунул ему по ватрушке в каждую пасть.

30

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Загрузка...