Оценить:

Ночной огонь Коултер Кэтрин




52

— Ты так и не рассказал, каким образом удалось твоему брату заполучить Виктора.

Сначала Берк не понял, о чем идет речь.

— Господи, так, значит, ты помнишь, что я говорил в ту ночь?

— Да, конечно. Так как же Монроуз, отобрал Виктора? Или нет?

— Если поцелуешь меня на ночь, скажу. Берк услыхал, как она со свистом втянула в легкие воздух, и привстал, опираясь на локоть.

— Договорились?

— Н-нет, — прерывисто прошептала она. — Пожалуйста, только держись подальше.

— Как хочешь, — обронил он и свято выполнял обещание до поздней ночи. когда неожиданно разразилась гроза и похолодало. Проснувшись, Берк обнаружил, что Ариель но сне прижалась к нему, обхватив шею руками. Ночная сорочка сбилась до самой талии. Его левая рука сжимала обнаженные ягодицы. Это было великолепно, к тому же он еще не совсем пришел в себя. Ее кожа оказалась такой мягкой и гладкой… Берк начал грезить о том прекрасном мгновении, когда их тела сольются, а его руки словно по собственной воле делали сон реальностью. Ноги Ариель были слегка раздвинуты, и его пальцы скользнули в теплое местечко между ее бедрами. Он осторожно коснулся ее женской плоти, скользкой и нежной, и Берку покидалось, что он вот-вот взорвется.

Сон продолжался. Пальцы жили своей, отдельной жизнью. Берк испытывал мучительное желание узнать, почувствовать… и проник внутрь, немного глубже.

Такая жаркая и тесная!

Берк застонал, продолжая ласкать ее. Большой палец раздвинул мягкие складки, нашел твердый бугорок, и Берку захотелось большего, захотелось услышать, как она стонет и захлебывается криком, для него, захотелось…

Берк охнул и, мгновенно очнувшись, отрезвел.

— Ариель, — прошептал он. ощущая ее, не понимая, что происходит, и не желая понимать. Он почувствовал, как она задвигалась, приподнялась на локте. В темноте смутно белело ее лицо. Она застонала и шевельнула бедрами.

— Ариель, — повторил он и, молниеносно перевернув девушку на спину, наклонился над ней.

Глава 11

В комнате стоял непроглядный мрак, и тьма туманила мозг, позволяя дать свободу желанию, подогревая его. Сорочка Ариель по-прежнему была задрана до талии. Руки Берка ощущали гладкую мягкость ног и живота. Перенести это было невозможно, и, услышав тихий, умоляющий, просящий крик, Берк прижался к ней, отчаянно мечтая лишь об одном — оказаться в этом жарком теле. Он отстранился, навис над ней, ни О чем больше не думая, когда понял, что Ариель внезапно застыла.

— Ариель, — снова пробормотал он, хрипло, невнятно. — Я хочу войти в тебя. Хочу, чтобы ты принадлежала мне, вся, целиком.

Голос Берка дрожал, и он только сейчас понял глубину и силу своего вожделения. Нужно остановиться. Нельзя пугать ее.

Берк медленно отодвинулся и лег на спину. — Попытайся заснуть, — вздохнул он. — Только, Ариель, постарайся увидеть во сне меня, хорошо? Может, именно это тебе приснилось, когда я касался тебя. Ты хотела меня в этот момент, и я намереваюсь наполнить твою жизнь желанием и наслаждением.

Странно, почему о таких вещах легче говорить в темноте, посреди ночи, когда не видишь лица, искаженного тяжелыми мыслями и сомнениями.

— Хочу, чтобы ты была счастлива. И сделаю тебя счастливой, если только позволишь.

Неведомые, будоражившие ощущения внизу живота, так всколыхнувшие девушку, почти исчезли, становясь легким эхом чего-то неясного и тревожащего, непонятного, такого, чего она и не желала понять. Ариель слышала низкий спокойный голос, но не вникала в смысл слов. Он казался таким искренним и чистосердечным. Но она не дура! И никогда больше не будет дурой! Он мог взять ее, но не взял. Почему?

Ведь Берк наклонился над ней, как тогда, во сне! Но вслух Ариель сказала:

— Я не понимаю тебя.

— Верь мне, и понимание придет. Снова вкрадчивые мужские речи.

— О нет, милорд, этого я не сделаю.

Берк постарался пропустить это мимо ушей.

— Но, по крайней мере, ты лежишь со мной в постели, и мы женаты, и говорим друг с другом посреди ночи. Мы сделали огромный шаг вперед, Ариель.

Огромный.

В чем-то он был прав.

— Твоя сорочка задралась до талии.

Она быстро повернулась, поправляя сорочку.

— Тебе холодно?

— И что из этого?

— Я согрею тебя.

— Нет, — решительно отказалась она, и Берку пришлось смириться.

Лицо Ариель было белым от усталости. Она прислонилась к Берку, положив голову ему на плечо. Он поцеловал ее в висок и прижал к себе, тихо утешая:

— Мы почти дома, дорогая. Скоро ты отдохнешь. Раньше, возвращаясь в Рейвнсуорт Эбби, Берк всегда испытывал радость встречи с родным домом, но на этот раз все его внимание было поглощено Ариель. Экипаж, которым правил Томас Экр из Шеферд Смита, повернул на широкую подъездную аллею, и Берк кивком поздоровался с привратником Тоби. Аллея была длинной и извилистой, но Берк знал каждый дуб, каждый клен и каждую липу, вздымавшие к небу густые кудрявые кроны, такие сочно-зеленые летом.

Берку показалось, что жена спит, и он осторожно дотронулся губами до ее лба. Но Ариель не спала. Она отодвинулась от мужа, взяла шляпку с сиденья напротив и нахлобучила на голову.

— Немного криво, — заметил Берк, улыбаясь ей, и поправил шляпку. Ариель завязала бант под левым ухом.

— Очень мило, хотя давно бы пора купить новую. Эта шляпка, надетая в тот день, когда Берк ее похитил, была сильно вдавлена с одной стороны.

— Слуги будут рады новой хозяйке. Мой камердинер Джошуа просто без ума от тебя, Ариель, хотя обычно не очень-то чтит прекрасный пол. Ни о чем не беспокойся, скоро ты очутишься в постели и сможешь отдохнуть. Твоя горничная Доркас здесь, и, если хочешь, можешь оставить ее у себя.

52

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Загрузка...