Оценить:

Ночной огонь Коултер Кэтрин




104

— Жаль, но я не хочу чтобы ты простудилась, купаясь в холодной воде. Я развяжу тебя, Ариель, но если опять примешься за свое, буду вынужден отделать тебя кнутом.

Он освободил ее и подтащил к медной ванне:

— Садись и избавься поскорее от этой ужасной вони.

Ариель молча повиновалась. Этьен бросил ей на колени губку и кусок лавандового мыла, а сам подошел к креслу у камина и удобно устроился лицом к Ариель, скрестив ноги, — Очень приятное зрелище, — заметил он. Ариель скорчилась в ванне, подтянув колени к подбородку и не двигаясь.

— Мойся, или я сам тебя вымою. Ариель вынудила себя намылить губку, и медленно, отвернув голову, начала растирать тело.

— Очень мило. Только не стоит возиться с волосами, — объявил Этьен. Если и останется неприятный запах, я просто вылью на них духи, которые нашел в столе отца. Кстати, это не твои, Ариель? Тоже лавандовые, как и мыло.

«Он изменился, — внезапно поняла Ариель. — Стал более уверенным, самонадеянным, чем раньше. И, как ни странно, приобрел все манеры отца. Да и французский акцент почти пропал».

Она вздрогнула при звуках его голоса:

— Вода уже остыла, Ариель? Хочешь, чтобы я помог тебе?

Ариель покачала головой, не желая ни видеть, ни говорить с ним. Если полностью игнорировать Этьена, может, он исчезнет?

— Глупая, глупая девчонка, — упрекнула она себя, проводя намыленной губкой по животу.

— Ниже, Ариель.

Ариель судорожно сглотнула и подчинилась. Что делать? Нужно что-то придумать! Быть пассивной жертвой… нет-нет, она просто не может, не позволит, чтобы это случилось с ней снова! Но что, если она будет сильной? И попытается взять над ним верх?

Ариель неспешно встала, выжала губку, позволив воде струиться по груди.

— Подай мне полотенце, — холодно приказала она.

Этьен поднял брови, но все же встал, взял пушистое полотенце со спинки стула и вручил Ариель, не отрывая взгляда от упругих холмиков, усеянных прозрачными капельками.

— Прочь от меня, безмозглый глупец! Этьен отпрянул, не в силах поверить собственным ушам:

— Что это ты лопочешь, черт побери?!

— Ты плохо слышишь? Убирайся и веди себя прилично. Я хочу вытереться и одеться.

Полностью сбитый с толку, Этьен вернулся к камину и сел, но не отвернулся и молча наблюдал, как Ариель тщательно вытирается, словно другой заботы у нее нет, словно в комнате, кроме нее, ни одной живой души, словно не он наблюдает за ней, дожидаясь, пока снова сможет привязать свою жертву к крюку.

— Ты такой дурак, — спокойно заметила Ариель. заворачиваясь в полотенце и стягивая его узлом на груди. — По крайней мере твой отец был не таким.

Жестоким, злобным, жирным, но не дураком. Ты же просто глупый мальчишка! Этьен, побагровев, вскочил:

— Как ты посмела говорить со мной в таком тоне! Ариель заставила себя небрежно, со скучающим выражением, пожать плечами.

— Но разве это не правда? Пытаться украсть жену другого? Овладеть женой умершего отца? Неужели не в состоянии найти себе женщину? Или всегда приходится довольствоваться собственностью других мужчин? Признайся, с тобой не все в порядке. Климат Англии, должно быть, тебе вреден. За последнее время ты еще заметнее поглупел.

Этьен рванулся к ней с искаженным яростью лицом.

— Попробуй только прикоснуться ко мне, жалкий французский ублюдок!

В голосе Ариель звучало такое уничтожающее презрение, что Этьен замер на месте. Он не дотронулся до нее, только не мог отвести взгляда. Ариель тоже оглядела его с головы до ног.

— Ты, — объявила она наконец с великолепным пренебрежением, — совершенно безнадежен. Печальный случай. Вернись во Францию. Найди себе собственную женщину. А еще лучше молоденькую девушку. В конце концов, какой из тебя мужчина!

Этьена трясло. Эван как-то назвал его сумасшедшим, когда он продолжал настаивать, что Ариель принадлежит ему, и никому другому. Он смотрел на Ариель, и видел се презрение, и чувствовал, как сжимается и увядает изнутри. Перед глазами всплыло лицо размалеванной шлюхи, которую Этьен подцепил в Кале перед отплытием в Англию. Она посмеялась над ним и его неудачной попыткой овладеть ею.

Этьену захотелось бежать отсюда, бежать, не останавливаясь. Он резко отвернулся от Ариель, сутулясь от отчаяния и отвращения к себе.

Но в дверях неожиданно показалась Доркас:

— Теперь я нужна вам, мисс Ариель? Бедное дитя, вы простудитесь, здесь ужасно холодно, а на вас одно мокрое полотенце. Этот ужасный человек заставляет вас стоять в таком виде? Он злой и жестокий, я знаю, но зато вот ваш крем.

Ариель едва подавила крик. Она внимательно наблюдала за Этьеном в продолжение речи Доркас и заметила, как ему удалось взять себя в руки. Он даже улыбнулся и снова стал похож на отца.

— Верно, Доркас. Я заставляю твое бедное дитя стоять здесь ради своего удовольствия. Скоро она будет проделывать еще и не такое! Она позовет тебя, когда понадобишься. А теперь убирайся.

— Нет, Доркас, — поспешно вмешалась Ариель, останься.

Но старая женщина уже повернулась и побрела прочь, повинуясь приказу мужчины.

— Итак, — объявил Этьен, когда смежная дверь плотно закрылась, — итак, дорогая девочка, с чего мне начать?

Глава 23

Решимость Ариель поколебалась, храбрость мгновенно испарилась. Она заметила нездоровый блеск в глазах Этьена, поняла, что он вновь осознал свою власть над ней и не может дождаться, чтобы испытать эту власть, унижая и издеваясь над своей пленницей. Он желал ее повиновения, полной и безоговорочной покорности. В противном случае Этьен не задумается причинить боль и избить ее до полусмерти. Совсем как его отец.

Загрузка...
104

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Загрузка...