Оценить:

Последняя ночь колдуна Синявская Лана




49

– Нелька твоя ляпнула, больше некому, – бросила Настя неприязненно.

– Так она ж только к самой вечеринке подгребла!

– Да нет, она в течение дня приходила. После обеда где-то. Повертелась немного и ушла. Они с Мулей поговорили на повышенных тонах, Нелька уползла изрядно потрепанная.

– Надо же, а я ничего не слышала.

– Повезло тебе. Зрелище было не из приятных. – Неожиданно Настя пристально взглянула на Глашу. – Даю бесплатный совет: не лезь ты в это дело, – проговорила Настя негромко. – Вокруг Мули столько грязи, что просто рядом пройдешь, и то на всю жизнь измараешься. А для таких, как ты, это вообще топь непролазная. Поняла, что я имею в виду?

Глаша поняла. Будь на ее месте другая – сильная и решительная, то все могло сложиться по-другому, а ей лучше сидеть в своей норке и не высовываться. Такова жизнь: кому сыр, а кому мышеловка. Глашу передернуло. Неужто она выглядит такой уж жалкой? Она упрямо сжала губы и попыталась даже посмотреть на более высокую Настю сверху вниз. Попытка самоутвердиться с треском провалилась, Настя даже не глянула в ее сторону, так что оценить Глашину храбрость не могла. Глаша разочарованно вздохнула и спросила, как ей казалось, весьма проницательно:

– А откуда ты так хорошо знаешь все про Мулю? Ты же в магазине не так давно?

– Уж поверь мне, знаю.

Настя усмехнулась как-то особенно жестко, и все Глашины потуги рассыпались в прах. Ей даже стало немного страшно. Отшвырнув окурок, Настя стремительно пошла прочь. Попавшейся на пути Оксане пришлось отскочить в сторону, чтобы дать ей дорогу.

* * *

Райский наблюдал за Глашей из машины. Эта тетеря, разумеется, не заметила ни саму машину ни тем более его. Она вообще ни черта вокруг не видит, эта идиотка. Он не сразу сообразил, что она не просто так гуляет, а караулит стервозного вида девицу. Сама девица сориентировалась куда быстрее. Ему было хорошо видно, как напряглись острые лопатки под тонкой черной тканью ее блузки. Павлу не слышно было, о чем они говорили, но он ясно видел, что девице разговор не по нраву. А нрав у нее крутой, это к гадалке не ходи. Очень непростая девушка. Глашино поведение выглядело в точности как танцы пьяного кролика перед пастью голодного питона. Пьяного потому, что трезвый давно улепетывал бы со всех ног.

Ему вдруг захотелось вылезти из машины, подойти, выдернуть Глафиру из ненужного разговора, отшлепать как следует, потом отвезти домой и запереть на ключ, подальше от глупых игр в Шерлока Холмса. Вообразила себя детективом, дура несчастная. Начиталась, наверное, этих малахольных писательниц, у которых чем героиня тупее, тем веселей идет расследование. Он-то знал, чем кончаются подобные игры в реальности для таких вот наивных идиоток.

Павел рассердился на себя за ненужные мысли. Все было не ко времени: и убийство, и беспокойство за эту полоумную, и все, все, все… Он не станет ни во что вмешиваться, у него свои планы и куча дел. Так будет правильно. Почему же, приняв правильное решение, он разозлился еще сильнее?

Чертыхнувшись, он потянулся, чтобы открыть дверцу машины и отправиться на спасение идиотки, но в эту секунду из дверей магазина выпорхнула та, кого он ждал, и он с сожалением разжал пальцы.

Глава 20

– Смотри, куда прешь! – гневно крикнула вслед Насте Оксана. Добавить еще что-то нелицеприятное ей помешала Глафира, которую Оксана заметила только сейчас. Глашу почему-то вообще замечали не сразу.

– Привет. Воздухом дышишь? – спросила Оксана равнодушно.

– Дышу, – с готовностью ответила Глаша. – Все равно работы нет. Магазин закрыли, а домой не пускают.

Глаша все еще была под впечатлением от Настиных слов. Права она, ничего у нее не получится.

Оксана, стройная платиновая блондиночка, затянутая в тугой розовый брючный костюмчик, блестящий, как фантик от чупа-чупса, притопнула обутой в модный сапожок ножкой и взглянула на Глафиру с интересом:

– О чем это вы с Настькой базарили? Я через окно видела.

– Да все о том же.

– Об убийстве, что ли?

– Ну да. О чем еще разговаривать. Тема дня.

– И что интересного она тебе рассказала?

– Ничего. Ее же не было на вечеринке, она не в курсе.

– Ах да, я и забыла. Кстати, чем это ты ее так задолбала? Морда у нее была…

Бесцеремонность Оксаны рассердила Глашу.

– Никого я не задалбывала, – ответила она неприязненно. – Я спросила у Насти, не знает ли она, откуда у Мули деньги. Те самые, которые украли. Меня следователь о них спрашивал.

– И она, само собой, ушла в полную несознанку, – проявила Оксана догадливость. – А сколько денег?

– Три тысячи долларов. Многовато для дневной выручки.

– Ха! Выручка! Да у Мули и три тысячи рублей в день – праздник.

– Странно. Она говорила, что у нее просто столпотворение.

– Понтовалась, – уверенно заявила Оксана. – В том числе и перед тобой.

– Я-то тут каким боком?

– Таким. Она у тебя бизнес сперла? Сперла. Думала – озолотится теперь. А не прокатило. Муля торговать не умела. Она пыталась нахрапом брать. Кидалась на теток, впихивала им всякую лажу. Надо – не надо, идет – не идет. Ей все было по фигу. А теткам – нет. Народ сейчас избалованный. Они от Мулиного сервиса как черт от ладана шарахаются. Муля злилась ужасно и все боялась, что ты просечешь. Она и Нельку твою послала из-за того, что та продавала мало.

– А мне казалось, что они подружились.

– Наивная ты, Глашка. На фига Муле твоя Нелька квелая? Она ее сущность с первого взгляда просекла. А подобрала, чтобы тебе досадить. Увидела, что толку от нее в торговле – чуть, сразу – до свидания. Нелька у тебя балованная, к такому обращению не привыкла. Начала слезу давить. А Муле хоть бы хны. Она ей даже не заплатила. Сказала, что та на зарплату не наработала. В итоге имеем что? Труп.

49

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

загрузка...