Оценить:

Последняя ночь колдуна Синявская Лана




46

«Замерз, наверное», – подумала девушка удивленно. На то, чтобы представить себе, что огромный пес дрожит от страха, ее фантазии не хватило.

На улице действительно похолодало.

По обе стороны дороги высились деревья. Они были старыми, их ветви смыкались вверху, образуя туннель. Свет фонарей пробивался сквозь них словно через частую решетку. На секунду Глашу охватила тревога, но она тут же успокоила себя. Рядом с Тайсоном – ее телохранителем – ей нечего опасаться. Конечно, она не имела возможности убедиться, как поведет себя собака в случае прямой угрозы, но догадывалась, что один его вид внушает окружающим страх и уважение.

Кусты слева от нее затрещали. Ротвейлер замер. Глаша налетела на него – словно ударилась о бетонную стену. Когда она, потирая ушибленную коленку, подняла глаза, темная фигура возвышалась над ней, слегка покачиваясь из стороны в сторону. От человека сильно пахло водкой.

– Что, сука? Трясешься? Вот мы и встретились! Ты мне за все ответишь, падла.

Глаша отпрянула, слегка натянув поводок. В темноте она не могла разглядеть лица человека: огромная, черная вонючая масса надвигалась на нее, размахивая похожими на лопаты руками.

В это время Тайсон, на которого она так рассчитывала, сидел на земле и… улыбался. Как будто все происходящее его забавляло. Глаше стало по-настоящему страшно. Она поняла, что сильно ошиблась на его счет и помощи ей ждать неоткуда. Даже крикнуть «фас» она не рискнула. Пока еще отморозок испытывал некоторые иллюзии насчет Тайсона и держался на расстоянии. Дело ограничивалось матом и угрозами, но стоит ему сообразить, что собака абсолютно индифферентна к происходящему, – тогда Глаше несдобровать.

Осмелев, амбал попытался схватить Глашу за руку, но промахнулся. Глаша сжалась, ожидая повторного нападения, но тут вдруг Тайсон молча, плавно, не делая резких движений и не переставая улыбаться, поднялся на четыре лапы, совершил молниеносный бросок и деликатно откусил амбалу часть задницы. В прямом смысле, вместе со штанами, трусами, шкурой и мясом. Оттяпал и тут же брезгливо выплюнул под дикие вопли укушенного. Осатанев от боли, мгновенно протрезвевший придурок рванул к кустам. А Тайсон снова улыбался, довольный собой.

Уже дома, утирая ротвейлеру морду, Глаша устроила ему разнос. Тайсон даже обиделся. Странные эти люди, ничего толком не смыслят. Ведь он все сделал правильно, защитил любимую хозяйку и восстановил справедливость. Неужели она так глупа, что не унюхала запах стали в правом кармане его куртки? Тайсон хорошо знал, что так пахнут охотничьи ножи, которые таят опасность. Да и от самого человека плохо пахло. НЕ алкоголем, нет, хотя Тайсон терпеть не мог этот запах. От него пахло страхом и ненавистью. Он пришел, чтобы причинить хозяйке зло. Тайсон остановил его вовремя, а теперь его же за это и ругают. Можно подумать, что откусывать чужие задницы – такое уж большое удовольствие. Тайсон немного попил из своей миски, чтобы отбить мерзкий привкус, и покорно лег на полу.

Хозяйка больше не кричала. Поджав ноги, она сидела на диване и смотрела на него испуганно. Глупая. Он здесь как раз для того, чтобы она ничего не боялась. Неужели не понятно? Поднявшись, пес подошел к дивану и примирительно лизнул ее руку, потом уронил свое тяжелое тело рядом, шумно вздохнул, пристроил голову на лапы и прикрыл глаза. Он-то знал, что все сделал правильно.

Глава 19

Конечно, Карина ее заложила. По-другому и быть не могло. Ее опять вызывали. Слава богу, не в отделение, а всего лишь в директорский кабинет, в котором временно разместилась милиция.

Магазин закрыли якобы на учет. Арендаторы маялись от безделья, опергруппа что-то искала. Мышьяк нашли еще вчера. Он оказался в сахарнице, причем именно в той, что, по просьбе Мули, принесла Неля. Сахарница принадлежала лично Муле. Определить был ли там мышьяк до того, как Неля взяла сахарницу в руки, или она сама же его и насыпала, было трудно, но оперативники очень старались. Неле теперь доставалось больше всех. Ее даже увезли куда-то на специальной машине под любопытные взгляды сотрудников.

– Посадят теперь Нельку, – мрачно предрекла Галина.

– Не каркай. Может, она совсем ни при чем, – оборвала ее Дина.

Галя спорить не стала. Милиция уже знала об увольнении. Галя не стала этого скрывать на допросе. Но почему-то Неля вызывала жалость, и Галину сторонились.

Про Нелю Глашу тоже спросили. Что да как, по какой причине расстались. Глаша ответила обтекаемо. Нашел, мол, человек место получше, а остальное ей неведомо.

– Странно. И недели у Трясковой ваша Неля не протянула, – недоверчиво ввернул следователь, тряхнув давно не стриженной шевелюрой.

– Ну, это уж их дела, – не стала Глаша вдаваться в подробности. Ей вообще было трудно сосредоточиться, так как, идя сюда, она столкнулась в коридоре с Райским. Он даже не поздоровался, взглянул на нее с презрением. Почему-то ее это задело. Сейчас неожиданная обида мешала ей быть собранной, как того требовала ситуация, она часто ошибалась в ответах и путалась.

– Скажите, Амалия Тряскова и Элла Флоринская были подругами? – огорошил ее следователь.

– Не знаю, – соврала Глаша сгоряча. – Я видела Эллу лишь однажды, в гостях и практически с ней не общалась.

– Там же присутствовала и Тряскова. Вы разве не заметили? Это ведь было в тот день, когда Флоринскую пытались отравить? Странное совпадение.

– Но ведь ее не отравили? – уточнила Глаша, стараясь казаться спокойной.

– Это просто везение, – протянул следователь, поигрывая дешевой шариковой ручкой. – Дочь Трясковой собщила, что насчет того, что мышьяк находился в солонке, первой догадались именно вы. Так?

46

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

загрузка...