Оценить:

Последняя ночь колдуна Синявская Лана




39

– Эй, что с тобой! Погоди! – услышала она как сквозь вату и провалилась в темноту.

Очнулась она оттого, что ее покачивало. Ощущение было довольно приятным, только голова все время стукалась обо что-то. Она открыла глаза. Перед ее лицом прыгала удаляющаяся дорога. Не сразу она поняла, что висит вниз головой на плече Райского, спеленутая его курткой, словно младенец.

– Пустите немедленно! – пискнула она. – Куда вы меня тащите?

Он шумно выдохнул и поставил ее на дорогу перед собой. Глаша почувствовала, что ногам уже не так холодно, опустила глаза и обнаружила на ногах собственную обувь.

– Наконец-то ты очухалась.

– Зачем вы это? – Она попыталась стянуть с плеч его куртку.

– Не советую. Воспаление легких гарантировано. На улице, между прочим, всего плюс десять.

Глаша поежилась:

– Заметно.

Они уже вошли в деревню и теперь стояли посреди улицы. Не решаясь повышать голос, Глаша спросила:

– Почему вы не верите, что я не брала свиток?

– Потому что ты сбежала из дома тайком. И свиток был у тебя, – пожал он плечами. Он смотрел на нее не мигая, и взгляд его обдавал холодом.

– Это не я. Он позвал меня с собой. Я не могла ослушаться.

– Кто это он? – ядовито поинтересовался Святой.

– Мой дедушка, – выдохнула она еле слышно.

Святой молчал. Она решилась посмотреть на него и тут же отвела глаза, натолкнувшись на презрительный взгляд.

– Почему вы мне не верите? Ведь я чуть не погибла! – со слезами воскликнула девушка. – Я не знаю, зачем он хотел меня убить, но я не виновата. Почему вы не верите, я вас спрашиваю?

– Потому, что я шел за тобой, – ответил он глухо. – Ты была одна. Я хорошо тебя видел.

– Не может быть! – Глаша замотала головой. – Это неправда! Я была с Федором Поликарповичем! Правда! Зачем вы хотите обвинить меня?

– Ты не могла быть с ним ни при каких обстоятельствах.

– Но я была!

– Нет.

– Почему?

– Потому что твой дед скончался два часа назад. Еще до того, как ты вылезла из окна.

Глава 16

Валя открыла им дверь своей комнаты после первого же удара. Похоже, она спала в одежде. Брючный костюм выглядел сильно измятым, волосы всклокочены.

– Что происходит? Я видела вас в окно. Глаша, что с тобой! А вы откуда взялись? – нелюбезно обратилась она к Райскому.

– Давайте войдем в комнату. Не стоит кричать в коридоре, – спокойно ответил Райский.

– Не стоит? Да я сейчас так заору!

Не дожидаясь выполнения угрозы, Павел просто втолкнул Валю в комнату, впихнул следом впавшую в полную прострацию Глашу, вошел сам и запер за собой дверь.

– Нахал! – буркнула Валя, потирая ушибленное плечо. – Мало того, что ворвался в чужой дом, изуродовал мою подругу, так еще и дерется.

– Начну с конца. Я не дерусь. Подругу вашу я не трогал, а в доме я, как и вы, по приглашению.

– Это кто ж вас пригласил? – Валя поморщилась, показывая, что не верит ни единому его слову. Она подошла к Глаше и обняла ее за плечи. Девушка дала отвести себя и усадить на кровать. Она двигалась как робот.

– Я давно знаю Федора Поликарповича. Собственно говоря, я знаю его всю жизнь. Я родился в Медведкове.

– Вот как? Значит, вы вертелись возле Глаши не случайно?

– Вы догадливы. Я был Федору Поликарповичу вместо сына, своих детей у него не было… то есть я думал, что не было, – поправился Святой. – Все считали его бобылем. Кроме того, его в деревне побаивались. А я все время вертелся рядом. Он даже пытался учить меня.

– И этот колдун! Матерь божья! – Валя всплеснула руками.

– Нет, я оказался неспособным.

– Хоть это радует.

Валя взглянула в сторону Глаши. Та сидела, уставившись в одну точку, и ни на что не реагировала.

– Что с ней? – спросила Валя встревоженно.

– Она попала в неприятную историю.

– И что теперь делать?

– У вас водка есть?

– Вы плохо о нас думаете.

– Значит, нет. Я принесу. Заставьте ее выпить немного. Она уснет, а к утру все придет в норму. Завтра похороны…

– Чьи?!

– Федора Поликарповича. Он умер ночью.

– Господи помилуй! Царство ему небесное! – Валя неумело перекрестилась. – А почему похороны завтра? Три дня ж положено!

– Он так хотел. Никто не посмеет нарушить его волю.

– Ах, ну да…

– От Глаши не отходите. Она должна сделать кое-что. Не мешайте ей и ни о чем не спрашивайте.

– А вы? Вы мне толком ничего не объяснили!

– Я объясню, но позже.

Райский вышел из комнаты, но скоро вернулся с фляжкой в руках. В ней оказался коньяк.

С большим трудом Валя влила Глаше в рот немного коньяку. Когда коньяк обжег девушке горло, она взмахнула рукой, и Валя увидела, что в ней зажата продолговатая деревянная шкатулка. Глаша вцепилась в нее намертво и не желала отдавать.

Валя дождалась, пока девушка уснула, осторожно разжала ей пальцы, извлекла необычный предмет. Некоторое время она любовалась полированным деревом, потом поднесла шкатулку к окну и открыла…

* * *

На похоронах Глаша с удивлением обнаружила толпу народа. Хоронить собирались не в Медведкове, а на городском кладбище – не иначе как Райский постарался, – и Глаше пришлось долго трястись в тесном автобусе вместе с гробом и незнакомыми людьми, многие из которых плакали. Райского здесь не было. Должно быть, он, как и Валя, следовал за процессией своим ходом. Глаша им завидовала. Даже при большом скоплении людей, средь бела дня она безумно боялась своего деда. Прикованная к нему своим обещанием словно цепью, она не могла удариться в спасительное бегство, но и сидеть рядом с гробом было сущей пыткой.

Еще в доме она улучила момент и сунула под подушку лаковую шкатулочку, которую ей вернул Райский. Теперь оставалось только проследить за тем, чтобы гроб со всем содержимым опустили в землю, и ее миссия будет выполнена. Поэтому она сидела рядом, пытаясь унять дрожь в руках, которые для верности стискивала коленками.

39

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

загрузка...