Оценить:

Ночь разбитых сердец Робертс Нора




20

Глава 5

Паром плыл через Пеликанов залив на восток, к острову. Нэтан Делани стоял у поручней правого борта, как когда-то де­сятилетним мальчишкой. Это был другой паром, и Нэтан созна­вал, что давно уже не мальчишка. Но ему хотелось как можно точнее воссоздать в памяти то время.

Холодный ветер налетал с океана, принося с собой резкие, дразнящие запахи. Тогда было теплее, но ведь сейчас только се­редина апреля.

И все-таки очень похоже! – думал он, вспоминая, как стоял с родителями и младшим братом у поручней того, другого, па­рома, стараясь разглядеть таинственный остров, нетерпеливо ожидая начала летних каникул.

Остров не изменился. Все так же вонзались в небо величест­венные виргинские дубы, покрытые кружевными лишайника­ми, по берегам, за полосой песка, росли капустные пальмы и еще не расцветшие магнолии с блестящими листьями.

Цвели ли магнолии тогда? Маленький мальчик, предвкушав­ший приключения, вряд ли обращал внимание на цветы…

Нэтан поднял бинокль, висевший у него на шее. В то далекое утро отец помог ему настроить бинокль, чтобы поймать стреми­тельный бросок дятла. И, конечно, началась драка, потому что Кайл потребовал бинокль, а Нэтан не хотел отдавать.

Он вспомнил, как смеялась над ними мама, а отец наклонился и защекотал Кайла, чтобы отвлечь его. Нэтан мог представить, как они выглядели со стороны. Красивая женщина с развеваю­щимися волосами, с темными, весело сверкающими глазами. Два дерущихся мальчика, крепких, ухоженных. И мужчина – высокий, худой, смуглый.

Теперь из них всех он остался один. Только исчез упитанный мальчик, уступив место взрослому мужчине с длинными ногами и узкими бедрами – как у отца. Когда он смотрел в зеркало, то узнавал темно-серые глаза и впалые щеки отца. Но выразитель­но очерченный рот он унаследовал от матери вместе с ее темно-каштановыми волосами, отливающими красным золотом. Отец говорил, что эти волосы похожи на старое красное дерево.

Неужели дети – действительно всего лишь фотомонтаж, на­ложенные друг на друга отпечатки родительских лиц? – поду­мал Нэтан. И содрогнулся…

Опустив бинокль, он смотрел, как остров постепенно прини­мает четкие очертания. Он уже различал редкие дома, дороги, прямые или извилистые, буйство красок полевых и лесных цве­тов. Среди деревьев мелькнул ручей. Таинственностью веяло от темных теней густого леса, где когда-то жили дикие лошади и кабаны. Загадочно мерцали болота с колышущимися лезвиями золотисто-зеленой травы, поблескивавшей на утреннем солнце.

Все было подернуто зыбкой пеленой. Как во сне…

Затем что-то белое блеснуло на холме. Мигнул солнечный луч, отразившийся от стекла. «Приют», подумал Нэтан и не вы­пускал его из окуляров бинокля, пока паром не повернул к при­чалу и дом не исчез из виду.

Нэтан отвернулся от поручней и пошел к своему джипу. Когда он захлопнул за собой дверцу машины, из звуков оста­лось лишь тихое жужжание паромных двигателей, и он подумал, не сошел ли с ума, решившись вернуться в прошлое и некото­рым образом повторить его.

Когда сложил все необходимое в этот джип, собираясь поки­нуть Нью-Йорк, оказалось, что вещей удивительно мало. Но ведь он никогда ничего не копил. У него просто не было такой потребности. Это, кстати, очень облегчило развод с Морин два года назад: он сэкономил им обоим много сил и времени, когда предложил забрать все, что ей нужно, из их квартиры в Вест-Сайде.

Надо сказать, она поймала его на слове и опустошила квар­тиру, оставив ему лишь матрас и необходимую одежду…

Та часть его жизни закончилась, и уже почти два года он за­нимался только работой. Проектирование зданий было для него и профессией, и страстью. Он путешествовал, изучая строитель­ные площадки, и работал везде, где можно было поставить чер­тежную доску и компьютер, лишь изредка наведываясь в Нью-Йорк. Такая жизнь вполне устраивала Нэтана. Она подарила ему возможность изучить лучшие образцы архитектуры: от величественных соборов Италии и Франции до простых и эле­гантных домов американского юго-запада.

Он был свободен, лишь работа занимала его время и сердце.

А потом он неожиданно потерял родителей. И потерял само­го себя…-Интересно, почему ему кажется, что он сможет со­брать осколки своей жизни на острове?

Так или иначе, Нэтан решил на полгода поселиться там и видел знак судьбы в том, что удалось забронировать коттедж, в котором все они провели лето двадцать лет назад. Он знал, что услышит эхо далеких голосов, увидит знакомые призраки, но увидит их глазами мужчины.

И возвращение в «Приют» – поступок мужчины.

Интересно, вспомнят ли его дети Аннабелл?

Паром ударился о причал.

Следя за тем, как убирают колодки из-под стоящего перед ним пикапа, Нэтан терпеливо ждал своей очереди. В пикапе едва размещалась семья из пяти человек: судя по снаряжению, они собирались жить в кемпинге Он покачал головой. Как люди могут спать на земле в палатке и считать это отдыхом?

Солнце скрылось за облаками, и свет потускнел. Нэтан заме­тил, что облака быстро накатываются с востока, и нахмурился. Значит, скоро дождь накроет острова. Он вспомнил, как в то лето ливень не прекращался три бесконечных дня. На второй день он с Кайлом уже бросались друг на друга, как голодные волчата.

Это воспоминание вызвало у него улыбку, и он в который раз удивился терпению матери.

Нэтан медленно съехал с парома и стал подниматься по из­рытой, ухабистой дороге. В открытые окна его джипа врывался рок-н-ролл, надрывающийся в радиоприемнике пикапа. Ту­ристская семейка уже начала наслаждаться отпуском, невзирая на надвигающийся дождь. Он решил последовать их примеру и расслабиться.

Загрузка...
20

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Загрузка...