Оценить:

Чёрная звезда Семенова Мария, Разумовский Феликс




41

Не слушая благодарностей, он вручил склянку Остроглазке, дружески кивнул и обрадовал рысь:

– Вот так-то, Киса, будешь теперь мастью как Барыга Снул.

С чувством погладил Снежку, подмигнул и повернулся к Славке:

– Пойдём-ка в сторонку, парень, есть к тебе отдельный разговор.

И повёл Славку в дальнюю комнату, где сушились грибы.

– Это, парень, тебе, – показал он что-то маленькое ничего не понимающему Страннику. – Бирка чистая, но левая. Носить носи, только смотрителям в лапы не давай: если не поленятся и проверят – хана. Держи. И никому из ваших не передавай.

На корявой ладони, оснащённой шестью волосатыми пальцами, лежал толстый, радужно отливающий металлический кружок. Посередине, искрясь, переливалась мудрёно-вычурная вязь, в прямоугольное отверстие с краю была продета тонкая цепочка. Это была бирка – пропуск, выдаваемый местной властью гостям страны снагов. Те, у кого бирки не было, оказывались вне закона.

– Благодарствую… – осторожно принял Славко драгоценный дар, не очень веря глазам, покачал на руке, тяжело вздохнул и поднял взгляд на Духа. – Но почему не передавать… только мне? Они же… наши…

Почему Дух с самого начала выделял его среди всех? Каким образом почуял, что он Странник и шёл за Силой во славу Огненного Бога? Да и что за щедрость такая?

– А потому, парень, – Дух прищурился, – что если поймают кого-нибудь другого из ваших, то, скорее всего, в забой упекут. Но если схватят тебя… – он с ненавистью сплюнул, – то не сомневайся, замучают. Так, что в страшном сне не приснится. Или ещё того хуже, заберут на живодёрню. – Он посмотрел Славке в глаза. – Потому что ты, парень, альв. Да-да, ты родом из того древнего племени, которое тысячелетиями воевало со снагами. И не удивляйся, что я помогаю тебе. Ненавижу снагов. А враг моего врага – мой друг. Такой, что лучшего не бывает…

Несмотря на писклявый голос Духа, сказанное убеждало. Настолько, что Славко даже не посчитал его слова безумным вздором.

– Я? Альв? – Он потёр ладонью вспотевший лоб, попробовал пошутить: – Ты что, опять грибы ел?..

Дух-с-Бугра молчал и смотрел на него без улыбки. И Славко вспомнил, что Кудесник вправду рассказывал о войнах людей Звезды с двуногими змеями. О стремительных схватках, грандиозных сражениях, геройских поединках, об извечном соперничестве могущественных народов… Которые в самом деле назывались альвами и снагами. Но чтобы он, Славко, был одним из них?! Альвом по крови?

– Ну да, самый что ни на есть альв, – усмехнулся Дух. – Уж я-то, парень, в таких делах ошибок не даю… А ну-ка, правое плечо не покажешь? Давай, чай не девка красная…

Недоумевающий Славко растянул ворот. Дух, нагнувшись, глянул и изумлённо произнёс:

– Эге, да она у тебя ещё и краснеет…

В его голосе, помимо безграничного удивления, слышались благоговение и восторг. Казалось, он увидел такое, о чём и мечтать даже не смел.

– Ты о чём? – Славко тронул под ключицей и вздохнул. – Да, краснеет. Заболел, что ли?

«Надо будет Остроглазке показать, пусть чем-нибудь намажет. А лучше, вовсе отметину изведёт…»

– Ты, парень, не понимаешь, – почему-то перешёл на свистящий шёпот Дух. – За эту звезду змеи с тебя шкуру заживо снимут и по косточке разберут. Всё сделают, только чтобы она жёлтым цветом не налилась. Ты ведь, сынок, не просто альв. – Он снова благоговейно вздохнул. – Ты из клана волшебников, самого могущественного, какие бывают. Погоди, наступит твоё время, войдёт в цвет звезда, и такая сила пробудится в тебе… А снагам это надо? Так что бирку носи сам, не снимая… поберегись, на коленях прошу! Сегодня ночью Барыгин внучок переправит вас в город, устроит в надёжном месте – и всё, сидите ждите, беда эта не навек. Рано или поздно снаги двери откроют, без связи с верхним миром им никуда. А ты, главное, не попадись и голову не сложи. Ты силу волшебную копи. А накопишь, – Дух неожиданно рассмеялся, глаза вспыхнули, – придави им хвост! Чтоб своим же ядом захлебнулись… Ну всё, тебе ещё в дорогу собираться надо, пошли. Да рубаху-то, голубь, оправь…

Тем временем Остроглазка бережно развела в воде порошок тростника, дала остыть, дважды процедила и приготовила к работе частый гребешок. Пока шла подготовка, все деятельно обсуждали, как красить, под кого, какой узор давать. Кресяня ратовал за пятна горного манульского кота, Кудяня – за изломанные полосы гиндярской пумы, вернувшийся Дух-с-Бугра – за круги вдоль туловища, как у малого лесного барса. Остроглазка послушала-послушала, задумчиво покивала… и обмакнула гребешок.

– Шкура-то не облезет? – с обречённым видом спросила рысь.

Её заверили, что ни под каким видом. Она со вздохом поднялась, опустила голову, выгнула спину, чтобы хозяйке было удобно…

Потом перешла поближе к печке – сушиться в тепле. Окрас получился красивый, но непонятный.

Снова в дорогу

Внучок Барыги Снула прибыл, как и было обещано, за час до того времени, когда обычно выпадал плакучий туман.

– А, вот и он, – обрадовался Дух-с-Бугра, услышав снаружи какой-то гул. Открыл с лязгом засов и впустил прибывшего внутрь. – Заходи, Харим, заходи.

Внучок Барыги оказался костлявым, тщедушным четвертьснагом, видимо изрядно удавшимся в деда: густые волосы вились, как медная проволока. А ещё в нём определённо чувствовались Атрамовы крови. Те же хитрые глаза, те же повадки. Сойдёт за своего и среди снагов, и среди эрбидеев.

– Привет, – непривычно поздоровался он и быстро обежал всех глазами. На Лося глянул оценивающе, на Стригуна – с опаской, на Соболюшку с восторгом: ох, хороша! – Ну что, едем?

41

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

загрузка...