Оценить:

Чёрная звезда Семенова Мария, Разумовский Феликс




23

Разглядела – и даже застонала от ненависти и омерзения. А ещё – от досады на себя. Как она сразу-то не поняла, откуда дул ветер вражеской магии, какие силы мешали её волшбе… Теперь, хвала богам, всё ясно. В жилах стрелков, что сидели у грухов на спине, текла поганая кровь снагов. Конечно, они не чистые змеи, так, полукровки, но сути дела это не меняло. Твари нарушили Договор. И должны ответить за это!

А крылатые чудовища между тем приближались. Действовали как всегда: испугать, ошеломить, с ходу придавить бронированным брюхом, потом пустить в ход жуткие зубы и когти…

Только подвоевода Ивдей был не из пугливых.

– Беги, княгинюшка, на берег, караульщика зовут Охрим… – Он легонько подтолкнул Властилену и, сразу позабыв про неё, крикнул своим: – Луки к бою! Бронебойные на тетиву! Рази!

Опытные воины, не дрогнув, действовали слаженно и умело. Прогудели крепкие тетивы, сыграли могучие плечи луков, длинные, хорошо оперённые, оснащённые гранёными наконечниками стрелы со свистом ушли к цели.

Спустя мгновение, хвала богам, случилось чудо. Одна из стрел глубоко вонзилась головному груху прямо в зрачок. Точно раскалённый гвоздь впился в зыбкий кровавый холодец! Страшно закричав, тварь сложила крылья и, кувыркаясь, теряя седоков, рухнула на землю.

Зато не промахнулась вторая. Растерзала Ивдея, разметала покалеченных воев, заново взмыла и закружилась, высматривая Властилену.

Та лежала, не шевелясь, в густом кустарнике и мысленно звала единственного, кто мог сейчас помочь ей.

Если духу у него хватит…

И он явился на зов. Да не один. На страшной высоте возникли сразу три чёрные точки. Два орла разом ударили груха, сбив с него погонщика, а чёрный вожак распростёр крылья над Властиленой.

Женщина протянула ему дитя, заглянула в горящие золотые глаза:

– Отнеси моё дитя в Священную рощу Огненного Бога… скажи, что в миру его зовут Славко. И ничего больше не говори… Лети, друже, лети!

Громадные когти бережно сомкнулись, подхватив спелёнатого мальчонку… Удивительно, но ребёнок так и не проснулся. Всё смотрел, улыбаясь, свои сны. Видно, в самом деле на диво хорошие и добрые…

«А как же ты, государыня? – спрашивал взгляд орла. – Что будет с тобой?»

«Обо мне не беспокойся, друже, – так же молча ответила Властилена. – Я давно живу на этом свете… Поспешай! Ещё свидимся…»

Ударили могучие крылья – орёл свечкой ушёл в небеса.

– Боги, дайте им сил… – проводила их Властилена, вздохнула и перевела глаза наверх, в необъятное небо.

А там разворачивалось что-то вроде медвежьей охоты, когда бесстрашные лайки хватают лесного великана за гачи и, не давая удрать, зовут охотника. Только где тот охотник, который убьёт гигантскую, вооружённую с ног до головы летучую тварь? Вот грух, изловчившись, полоснул когтем… закружились измаранные кровью орлиные перья… Дальше Властилена смотреть не стала – что было духу побежала к реке. Эх, досада! Если бы не магический заслон, поставленный снагами, задала бы она сейчас их поганому выкормышу. Зажарила, ощипала, сварила. Со свёрнутой башкой отвесно вниз… Чтобы только мокрое место…

Она была уже у пристани на берегу, когда птица грух осталась в небе одна. И снова устремила вниз свои плошки-глаза. И сразу с торжествующим криком заработала крыльями…

– Ты Охрим? – окликнула Властилена напуганного толстяка. – Лодку снаряжай! Живо! Ивдей приказал. Шевелись!

А сама непроизвольно посмотрела вверх в безоблачное небо, откуда быстро приближалась смертоносная тень.

– А?.. – бестолково заметался толстяк.

Птица грух двигалась куда быстрее. Властилена ясно чувствовала перед ней щит, который держала невидимая рука. Да не рука – лапа. Причём не одна. И не осилить их, не оттолкнуть…

– Садись, княгиня, садись, – развязал узел толстяк, бросил вёсла в лодку… в это время вжикнул тяжёлый болт, и он упал как подкошенный.

Сейчас грух приблизится, нацелит когти, издаст торжествующий рёв и…

«А не пошёл бы ты, – вдруг успокоилась Властилена. – Не возьмёшь!»

Она отчётливо почувствовала себя частицей чего-то исполинского, неописуемо могучего, такого, о чём обычными словами и сказать нельзя. Неодолимой, бесконечной силы, немыслимой стихии, для которой и птица грух, и эрбидейские жрецы, и снаги суть беспомощная мошкара, докучное комарьё. А комаров мы играючи, запросто, лёгким движением руки… Раз – и только мокрое место…

И сейчас же щит, загораживавший груха, исчез, оставив птицу во всём природном естестве: просто ужасная пасть, просто исполинские крылья, просто чудовищные, способные поднять быка в небо кривые когти. Никакого волшебства, только омерзительная плоть…

Длинное еловое весло взмыло в воздух и со свистом, не хуже того болта, устремилось навстречу твари. Миг – и за ним тараном пошло второе. Острый край лопасти разнёс чудовищу голову. Земля аж застонала, когда мёртвый грух врезался в неё, всмятку раздавив уцелевшего седока.

Властилена и сама едва удержалась на ногах. Поди поборись с целым сонмищем чародеев-змеев. Шатаясь, она нашла ещё пару вёсел, переползла в лодку и, с трудом оттолкнувшись от берега, отдалась во власть ленивого течения. Мыслями она была уже далеко, возле исполинского Храма, парящего над белой водой. Настало время показать, кто в этом Храме хозяин. Да и вообще…

Властилена

– Ну, матушка, если что не так, не обессудь. – Бородатый вед чинно, с достоинством, поклонился и рукоятью посоха указал на север. – Туда иди. И боги тебе в помощь.

23

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Загрузка...