Оценить:

Легионер Тур 2. (СИ) Гулевич Александр




19

Глава 7

Разглядывая в окно огромную толпу окружившую театр, я непроизвольно поёжился. Такого сумасшедшего ажиотажа предвидеть не мог никто, даже прожжённые театральные критики, нахваливавшие наше новаторство, правда, далеко не все это делали. Некоторые из тех, кто побывал на наших репетициях, вовсю поливали грязью нашу постановку в средствах массовой информации, но как мне шепнул на ушко один знающий человек, то были дельцы от шоу бизнеса надеявшиеся срубить деньжат за свои лестные отзывы в прессе, но не получив искомого, исходили ядовитым словесным поносом. Платить таким деятелям я не желал категорически, да и с какого перепугу мне это надо было делать, если сама дочь Верховного Магистра занималась организацией гастролей?! Деньги на ветер честное слово.

После моего возвращения из частной клиники, я незамедлительно созвал руководство коллектива, и мы посовещались в нашем узком кругу и приняли решение не устраивать широкомасштабную рекламную компанию, а напустив максимум таинственности, распускать через доверенных людей слухи о грандиозности предстоящего события. Избрав такую тактику, я сразу включился в работу и три недели до премьеры пахал как ломовая лошадь, позабыв про сон и отдых, но дело того стоило. По началу, билеты шли плохо, да оно и понятно почему. Прибыла в блистательную столицу из настоящей глухомани неизвестная театральная труппа, о которой никто даже ничего не слышал, и сразу попадает на лучшую сценическую площадку Священного Союза, да ещё и ко всему прочему организацией сего действа занимается любимая дочь Верховного Магистра. Понятно, что театралы заподозрили политическую составляющую, оттого и подхалимы всякие подпевать стали, правда, без особого энтузиазма, но только до тех пор, пока мы некоторых из них не стали приглашать на репетиции отдельных сцен. Узрев некоторые элементы, специалисты восхитились и уже после этого стали с куда большим энтузиазмом отзываться о нашем творчестве.

Где-то неделю, билеты расходились со скрипом, но затем, когда слухи, наконец, распространились, билеты в кассах выгребли буквально за один день, после чего на нас толпами набросились журналисты различных голоканалов. Только ничего у них не вышло. Актёры и технический персонал, получив строжайшие инструкции, молчали, что только подогревало интерес публики. Каких только предположений не звучало с экранов! Разброс мнений был крайне широк, от самого негативного, до самого восхищённого. Мы не отвечали ни на какие комментарии, что только ещё больше раскручивало маховик интереса к нашей постановке.

И вот наступил долгожданный день премьеры. Волновались все и, это волнение передалось даже меланхоличному директору театра. Вечером за два часа, до начала постановки стали появляться первые зрители, а ещё через полтора часа весь двадцатитысячный зал оказался забит до отказа. Именно в этот момент и произошло неожиданное… На центральном балконе для особо важных персон, забронированного неизвестно кем, появился Президент Священного Союза Гаваэль Руной в сопровождении своего тайного советника Рудольфа Чентая. Услышав громогласное сообщение, зрительный зал поднялся и, обернувшись к балкону, выразил почтение главе государства, после чего люди присели обратно, ожидая начала премьеры. Больше никаких сюрпризов не было и мы исходя из давно заведённой традиции, задержали начало на пять минут, после чего началась постановка, закончившаяся грандиозным успехом! Народ неистово аплодировал, и актёры были вынуждены выходить несколько раз, исполняя наиболее понравившиеся публике музыкальные композиции. В конечном итоге артисты удалились со сцены окончательно и за ними следом на выход потянулись зрители, но покидать театральную площадь не стали, полностью окружив здание, в надежде увидеть вблизи полюбившихся исполнителей.

— Поздравляю вас Нестор Иванович! За все тридцать два года, что я возглавляю театр, видеть мне ничего подобного не доводилось. Это просто незабываемо. Помяните моё слово, ваша постановка войдёт во все хрестоматии по театральному искусству! — Захлёбываясь словами, выпалил директор, взволнованно подбегая ко мне.

— Благодарю вас господин Ариниз, только что нам теперь делать этой толпой? Они же артистов как пить дать затопчут!

— Не извольте беспокоиться, мы уже вызвали дополнительные силы полиции. Как только будет обеспечена безопасность, вашим актёрам можно будет выйти на балкон и поприветствовать своих почитателей.

Не успел я ответить, как дверь открылась, и в кабинет вошли вооружённые гвардейцы, а следом за ними появился советник Рудольф Чентай собственной персоной и, оглядев помещение, заговорил:

— Добрый вечер господа! Позвольте полюбопытствовать, кто тот искусник, который привёз в столицу такую сногсшибательную постановку?

Директор театра, чуть покрывшись испариной, мельком взглянул в мою сторону и, сделав шаг вперёд, ответил на поставленный вопрос:

— Вечер добрый господин советник! Позвольте вам представить уважаемого Нестора Ивановича, это именно он привёз свою труппу и смею вас уверить, сей талантливый человек немало приложил труда, чтобы премьера состоялась на должном уровне.

Чентай перевёл свой холодный взгляд на меня и, изучив лицо, подошёл ко мне, после чего крепко пожав руку, заговорил:

— Нестор Иванович, вас желает видеть Президент Руной.

— Почту за великую честь. — Отозвался я, не особо стараясь скрыть нахлынувшее волнение, иначе бы это выглядело довольно подозрительным.

19

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор