Оценить:

Z – значит Зомби (сборник) Синицын Андрей, Тырин Михаил, Еще Точинов Виктор, Щёголев Александр, Первушин Антон, Щербак-Жуков Андрей, Выставной Владислав, Резанова Наталья, Слюсаренко Сергей, Калиниченко Николай, Долгова Елена




91

— Чувствуешь боль? — спросил Красовский. — Уже хорошо…

— Не утешай меня, док, — отозвался Ельченко. — Я ж знаю, что шанса нет. В шею ведь быстрее, да? Ближе к мозгу? Значит, вечером обращусь…

— Шанс есть всегда! — наставительно сказал Красовский. — Наука не выносит приговор, если нет надежных доказательств.

В лаборатории появился хмурый Янин.

— Зачем пришли? — злобно вскинулся Красовский. — Вы и так, млять, помогли, чем смогли!

— Не сердись, док, — попросил Ельченко. — Полковник не виноват. Мы же сами туда пошли. И сами спалились. Тут совсем другая организация нужна… Не наша самодеятельность…

— Уважаю, товарищ гвардии майор, за твердость, — сказал Янин. — И сожалею о потерях.

— Хотел бы сказать, что служу России, — ответил Ельченко, вновь криво ухмыльнувшись. — Но где теперь Россия?

— Россия сохранится, товарищ майор, — пообещал Янин с возвышенной ноткой. — Ваша жертва не будет напрасной. Мы уходим на север, но обязательно вернемся и изгоним нечисть с нашей земли. И не таких врагов побеждали!

— Что за чушь вы городите? — возмутился Красовский. — Какие враги?! Это же наши люди! Да, ими управляет паразит. Но, черт возьми, паразита войной не победишь. С ним справится только наука…

— Не надо, док, — вновь остановил его Ельченко. — Полковник хорошо говорит, мне нравится.

Красовский опешил и замолк.

— Все верно, товарищ полковник, — сказал Ельченко, глядя на Янина снизу вверх. — Россия когда-нибудь возродится. Я в это верю… Но важнее, товарищ полковник, спасти детей. Они славные дети. И очень умные, я заметил… Я ведь сам из детдома, знаю, что это такое. Вы обязаны их спасти. Для будущей России. Пообещайте мне, что вытащите их отсюда… А лучше — поклянитесь…

Неожиданно для всех полковник выпрямился по-строевому, приложил правую руку к груди и произнес громко, словно на присяге:

— Я спасу детей, товарищ гвардии майор, клянусь!

— Спасибо, — поблагодарил Ельченко и отвернулся. — Если можно, оставьте нас, товарищ полковник. Не хочу, чтобы вы видели, как я… вы понимаете…

— Понимаю. Я запомню ваш подвиг, товарищ гвардии майор. И детям расскажу. Вас будут помнить.

Уходя, Янин протянул руку для пожатия, но майор сделал вид, будто не замечает ее. Полковник покинул лабораторию. Когда дверь за ним закрылась, майор стиснул кулаки и почти крикнул:

— Сева, что там?!

Остановился и тихо повторил с тоской:

— Сева, что там? Не тяни волынку!

Смирнов выглянул из-за секвенатора и уныло покачал головой.

— Результат… положительный.

Наступило молчание. Красовский прятал глаза.

— Вот видишь, док, — сказал Янин, нарушая тягостную паузу, — шанса с тварями быть не может… Не хочу ждать до вечера. Войне послужил, теперь послужу науке. Приступай к работе, док! Все будет хоккей!..

Казематы

Красовский повернул ключ, подергал решетку и, убедившись, что проход перекрыт, коротко сказал ожидающему Ельченко:

— Пошли, Тим.

Майор был одет в тренировочные штаны и тельняшку. На плече справа красовался большой пластырь, удерживающий подключичный катетер. Рану на шее очистили, но обрабатывать не стали — в этом не было смысла.

— Знаешь, док, — сказал Ельченко, старательно глядя под ноги на разбросанную по полу кирпичную крошку, — я ведь через три войны прошел, кучу дырок в шкуре заработал, а о смерти всерьез ни разу и не задумался. Принял древнюю мудрость, что смерти бояться не надо, ведь ее нет, пока жив, а когда она придет, меня уже не будет… И не верю, что там что-то есть. В смысле там — за гранью… Если бы было, то сумели бы как-нибудь мертвые достучаться до живых. А вся эта хрень с призраками и экстрасенсами хрень и есть. Тупое надувательство… Слишком часто видел, как туда уходят. И никто никогда не вернулся… Они мне даже не снятся, как некоторым… Вот почему не верил и не боялся… Но только не здесь, док. Ведь получается, что я не умру. Вы сами все время говорите, что зомби — первый шаг к бессмертию. Ваши слова, так?.. Я и сам вижу, что они не умирают. Хоть что угодно с ними делай, не умирают. Отродья!.. Но ведь они же были людьми до эпидемии. Нормальными, как мы с вами. Может, где-то внутри у них еще теплится разум, осталась память… Может, они все видят, все понимают, но не могут помешать паразиту. Может, и меня это ждет? Целая вечность бессильного отчаяния?.. Что думаешь, док? Возможно такое?..

— Не знаю, порадует тебя такая информация или нет, — сказал Красовский, позвякивая связкой ключей, — но гипотеза «сосуда» рассматривалась одной из первых. Еще особи с бешеного рейса прошли через полное энцефалографическое обследование: ЭЭГ, МЭГ, РЭГ, ПЭГ. Если бы была хоть какая-то мозговая активность, схожая с нормальной, мы заметили бы. Личность умирает, Тим. Как и при обычной смерти. Остается один паразит со своими рефлексами… Тебя не будет…

— Тогда порадовали, — сказал Ельченко, хотя и без малейшей радости в голосе. — Лучше уж вечная тьма, чем такое… Все-таки приятно иметь дело с умным человеком. Спасибо, док.

Красовский остановился у бокса, в котором была прикована женщина со сломанной рукой.

— Здесь? — Ельченко искренне удивился. — Почему здесь?

Красовский промолчал, перебирая связку. Потом отомкнул дверь тамбура, решительно шагнул внутрь. В его пальцах тускло блеснул металлом полостной трокар. Один сильный выверенный колющий выпад, направленный в большое затылочное отверстие, и женщина-зет, протяжно простонав напоследок, затихла.

— Как же так?.. Как же так, док?.. — Ельченко не находил слов, машинально перекрестился.

91

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор