Оценить:

Z – значит Зомби (сборник) Синицын Андрей, Тырин Михаил, Еще Точинов Виктор, Щёголев Александр, Первушин Антон, Щербак-Жуков Андрей, Выставной Владислав, Резанова Наталья, Слюсаренко Сергей, Калиниченко Николай, Долгова Елена




82

Только они, кретины, не учли, что эти твари, оказывается, могут спокойно передвигаться по дну ледяного моря. Пересечь узкий пролив от Анзера до Большого Соловецкого им не составило труда. Тем более что сюда их влекло то единственное чувство, что все еще роднит их с людьми.

Голод.

«Самая безопасная часть суши» превратилась в смертельную ловушку.

4

Осмотрев территорию монастыря, возвращаюсь в лабораторию. Сажусь на хлипкий лабораторный стул, наблюдаю.

Док работает неистово, бешено, словно соревнуется на скорость с невидимым оппонентом. Я помогаю по мере сил, но моя помощь выглядит жалко. Ведь я ни черта не понимаю в этих формулах, в действии химических реагентов, в микроскопах и центрифугах, в чашках Петри, компьютерах, строящих модели ДНК. А он бросается на все сразу, пытаясь в одиночку справиться с работой всей погибшей группы.

Мне жутко об этом думать, но Док все больше становится похожим на тех, кого изучает. Он работает без перерывов, без сна, почти не ест. Словно своей работой он пытается заглушить в себе чувство вины. Я-то понимаю, что никакой вины за Доком нет и в помине, да только этот человек устроен иначе. Он считает, что в ответе за всех, кто работал под его началом и сгинул, сожранный заживо или же ставший одним из НИХ.

Я пытаюсь говорить с ним, шутить, но он словно не слышит.

Еще один зомби.

5

…Все случилось настолько неожиданно и дико, что у нас просто не было шансов. Да, мы знали, что из моря могут вылезти зомби. Да, мы начали готовиться к возможному вторжению. Оружия и боеприпасов у нас было достаточно. Подчиненная мне группа боевого охранения состояла из двадцати опытных бойцов, прошедших горячие точки. Некоторые были из бывших сталкеров.

Но к этому невозможно подготовиться.

Я помню, как все началось. Переговариваясь по рации, я обходил посты. В стены монастыря спешно эвакуировалось немногочисленное население близлежащего поселка. Когда здесь была создана лаборатория, почти всех местных вывезли на материк, включая большинство послушников. Но кто-то остался, и сейчас мы не могли им отказать в защите.

Теперь монахи спокойно, без особой паники организовывали перепуганных мирян, распределяя их по зданиям. С монахами нам вообще повезло. Трудно найти более дисциплинированных помощников. Только Док сетовал на то, что они упорно отказываются идти в лаборанты, считая работу ученых сатанинской забавой. Мне было проще договориться с ними: все, что касалось организации быта и безопасности мирян, монахи выполняли ответственно и четко.

Вот и тогда ко мне подошел собственнолично отец игумен, собираясь, по его словам, сообщить что-то важное. Я остановился, ожидая, что скажет настоятель. Тот явно волновался, лицо его дергалось, руки дрожали, и я понял, что дело серьезное. Никогда я не видел этого человека таким взволнованным.

— Они… — пробормотал он. Помотал головой, — Мы все… Понимаешь? О Господи…

Игумен обхватил руками голову, затрясся. Я подошел ближе, протянул руку, пытаясь его успокоить:

— Что случилось, батюшка?

И замер как вкопанный.

Есть у меня такое свойство. Почти животная чуйка. Опасность я словно кожей чувствую. Я еще не понял, в чем дело, но адреналин уже прыснул в кровь, и я физически ощутил, как расширяются у меня зрачки.

И тут же рация взорвалась воплями:

— О черт! Ты видел?!

— Третий, третий — сзади!

— Ты его видишь?! Огонь!

— Всем тревога! «Зет, зет, зет»!

— Они здесь! Эти твари внутри!

— Я пятый, нужна помощь!!!

Судорожно загрохотал чей-то ППШ, обрывисто захаркали пистолеты. Завизжала какая-то женщина. И тут же словно какой-то переключатель щелкнул в голове у игумена. И когда тот поднял на меня взгляд, в нем уже не было ничего человеческого.

Я продолжал стоять в оцепенении, не в силах осознать происходящее. Я никогда такого не видел и даже представить не мог, насколько это страшно. Только что передо мной стоял знакомый мне человек, тот, с которым не раз приходилось общаться, который внушал мне уважение и даже какой-то трепет.

Теперь я смотрел в глаза чудовищу.

Еще секунда — и настоятель с гортанным рыком бросился на меня. На бок отбросило тяжелый темный крест на цепи, из широких рукавов рясы торчали скрюченные пальцы, и эти пальцы тянулись теперь к моему горлу. Я едва успел уклониться от этих хватких пальцев и успел заметить на запястье священника красноватый след от укуса.

Этот след с кровавыми подтеками быстро привел меня в чувство. Передо мной больше не было игумена. Был злобный, вновь обращенный зомби. ППШ сам оказался на уровне глаз. Поверх прицельной планки я видел бессмысленный взгляд, оскаленный рот и всклокоченную бороду, забрызганную пенной слюной.

— Прости, отец, — зачем-то сказал я. И всадил одиночный ему между глаз.

На этом любезности кончились. Я с трудом взял себя в руки. Просто потому, что не ожидал столь внезапного и стремительного нападения изнутри. Эти зомби не были похожи на тех, которых мне доводилось встречать раньше. Эти были стремительны, агрессивны, невероятно злобны. Человек, укушенный подобной тварью, становился таким же буквально через несколько минут. Это казалось невероятным, как в каком-то сюрреалистическом фильме.

Это уже после Док предположил, что повышенная скорость заражения была вызвана тем, что зараза пошла от «подопытного» зомби, облученного на стендах и нашпигованного экспериментальными препаратами. Возможно, укушенные люди даже не успевали стать настоящими «ходячими мертвецами» — поначалу просто наступало какое-то моментальное помрачение сознания, сопряженное с дикой агрессией. И лишь потом — смерть и жуткое «воскрешение» в виде самых обыкновенных зомби.

82

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор