Оценить:

Волшебный медальон Верлен Марго




4

Джулия повернулась к Бартоло. Начало темнеть, и смуглость итальянца стала еще выразительнее. Джулия любовалась его безупречным профилем, так ярко очерченным на фоне горящих неоном вывесок: мужественный, волевой подбородок, полные, но жесткие губы, орлиный нос, высокий лоб, черные как смоль волосы.

Джулия настолько увлеклась, что даже забыла о том, что ей задали вопрос, но потом спохватилась.

— Братья или сестры? Нет, Бартоло, я единственный ребенок в семье. Но у меня есть два кузена. — Губы Джулии растянулись в улыбке. — На каникулы меня часто отвозили погостить к дяде Скотту в Америку. У него там ранчо. Мама считала, что мне нужно больше времени проводить на свежем воздухе. И я была этому очень рада. Каникулы у дяди Скотта были одним из самых волнительных моментов моего детства. Бывало, всю ночь перед отъездом я не спала, предвкушая предстоящие приключения. А жизнь под одной крышей со Стивом и Джоном — моими кузенами — предполагала их бесчисленное множество. Я помню, как мы клеймили быков…

Бартоло смотрел на Джулию и не мог отвести глаз: приятное загорелое лицо, пышные волнистые волосы, лучистые синие глаза. Походка Джулии была легкой и уверенной, как и ее манера общения.

От нее веет приключениями — пришло в голову Бартоло.

— Твои рассказы напомнили мне о том, как мы с братьями играли в пиратов, — улыбнулся он, когда дослушал историю Джулии.

— В самом деле? — Глаза у Джулии округлились. Эта игра показалась ей необычайно увлекательной, и она тут же примерила на себя образ пиратки: ботфорты, камзол, за поясом два пистолета, сабля, красная бандана, треуголка на голове, а на плече огромный сине-желтый какаду.

— У нас был сундук с сокровищами, который мы охраняли, — продолжал Бартоло. — Сначала мы прятали его в чулане, но потом поняли, что это ненадежное место. Тогда старший брат — Антонио — построил дом на дереве. Туда мы и перетащили наш сундук и основали штаб.

— Восхитительно! — Джулия чуть ли не в ладоши хлопала от восторга.

Ей было так хорошо с Бартоло, она чувствовала какую-то особую близость с ним. Они понимали друг друга, как будто были знакомы не пару часов, а уже несколько лет.

«Может, мы встречались в прошлой жизни? — подумала Джулия и тут же укорила себя за подобные мысли: — зачем ты думаешь о всякой эзотерической ерунде?!»

Джулия даже не подозревала, что Бартоло тоже испытывал к ней подобные чувства. Ему казалось, что они уже давно знакомы, что, будучи детьми, они играли вместе. Он даже попытался вспомнить, не было ли среди его тогдашних сверстниц девочек, похожих на Джулию. Однако Бартоло помнил, что он играл только с братьями, и среди их друзей девочек не было.

«Удивительная девушка, — думал Бартоло, — она любит приключения и сама будто является их воплощением».

Бартоло видел, что его рассказы о детских шалостях интересны Джулии, что они увлекают ее, он видел, как в синих глазах загорается огонек. Ее собственные рассказы действовали на него так же. Он ясно видел девчонку в грязных, разодранных на коленках джинсах, с растрепанными волосами и в кепке. Ровесницы в опрятных платьицах и с куклами в руках кидаются от этой девчонки врассыпную, зато в компании мальчишек ее все считают своею.

Бартоло поймал себя на желании показать Джулии их убежище на дереве. Надежно укрытый ветвями маленький домик, сколоченный из досок, которые они с братьями нашли на пристани у лодочной станции. Домик, в котором в полный рост может стоять только ребенок. Как бы он хотел снова забраться туда! Подойти к дереву, взяться за ветку и почувствовать кожей шершавую теплую кору, поставить одну ногу на сук, оттолкнуться от земли, поставить другую на ветку…

Хотел бы он побывать в этом домике вместе с Джулией. Так приятно было бы постелить на дощатый пол покрывало и лежать там в солнечный летний день, находясь под защитой прохладной тени, лежать и разговаривать так, как они сейчас разговаривают. Правда, тогда Джулии пришлось бы свернуться клубочком, а ему самому выставить ноги наружу, но это были бы приятные трудности.

Бартоло улыбнулся своим мыслям, протянул руку, взял прядь волос Джулии, пропустил ее между пальцами и отпустил. Джулия повернулась к нему и улыбнулась. Бартоло готов был поклясться, что никогда еще он не видел такой красивой улыбки.

Они шли вдоль римских улиц, овеянные теплым ветром и согреваемые оранжевым закатным солнцем. Прекрасные старинные дома отбрасывали на дорогу синие тени. Брусчатка сменилась светло-серым асфальтом с аккуратно начерченными белоснежными полосами.

Бартоло и Джулия подошли к проезжей части и остановились, ожидая, когда красный цвет светофора сменится зеленым. Над их головами пролетела стая голубей.

Звук хлопающих крыльев заставил сердце Джулии сжаться. Почему-то ей пришло в голову, что над ними пролетел ангел. И тут же ее взгляд упал на здание через дорогу, его фасад был украшен барельефами ангелов, маленьких созданий с крыльями, немного похожих на тех, что изобразил Рафаэль на своей «Сикстинской мадонне».

Рука Джулии сама потянулась к шее, туда, где висел талисман. Металл, согретый ее собственным теплом, ласкал кожу и… охранял. Джулия ярко чувствовала его защиту. Вот оно. Амулет охраняет любовь.

Бартоло.

«О чем это я? — усмехнулась Джулия, словно очнувшись. — Опять эзотерика? Должно быть, это красота вечера вскружила мне голову и настроила на этот романтичный лад. Мы ведь знакомы с Бартоло всего какой-то час… Влюбиться с первого взгляда? Это невозможно. Как глупо принимать обыкновенную симпатию за такое большое чувство! Да и полюблю ли я когда-нибудь еще? Я думала, что любовь к Полу — это и есть та самая великая любовь, которая на всю жизнь, до самой смерти. А все оказалось так банально…»

4

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Загрузка...