Оценить:

Ради тебя Чемберлен Диана




98

Камера проследила за взглядом Софи, устремленным на большой экран телевизора в углу комнаты, но вид этого телевизора никак не изменил подозрительного выражения ее лица.

— Почему бы тебе не выбрать кресло, на котором ты хотела бы сидеть завтра? — предложила Джина. — Тогда мы зарезервируем его для тебя, и оно будет твоим креслом каждый раз, когда ты будешь сюда приходить.

— Сколько раз? — спросила Софи.

— Каждый понедельник и четверг, — сказала Жаннин. — Дважды в неделю.

— Я не хочу так часто сюда приходить, — сказала Софи. Она все еще держалась за руку Жаннин, прильнув к ней. — Пожалуйста, мам, — попросила она.

— Софи, — Лукас сел на одно из откидных кресел так, чтобы быть на одном уровне с ней, — у них есть тут кое-что под названием Гербалина, — сказал он, — и твоя мама и доктор, который тут работает, считают, что это лекарство поможет тебе чувствовать себя намного, намного лучше. Тебе не придется так часто терпеть диализ. И ты, вероятно, сможешь опять ходить в школу, правда? — Лукас посмотрел на медсестру в ожидании подтверждения, и Джо подумал, как это было нелепо. Но Лукас правильно делал, изображая ради хитрости ничего не знающего.

— Да, он прав, Софи, — сказала Джина. — Мы думаем, Гербалина изменит твою жизнь. А теперь скажи, на каком кресле ты хотела бы сидеть?

Софи посмотрела на каждое кресло, а потом указала на кресло рядом с тем, на котором сидел Лукас.

— Запрыгивай на него, — сказала Джина, и Софи неохотно отпустила руку Жаннин, чтобы забраться на огромное кресло. Она казалась такой хрупкой, такой душераздирающе маленькой и уязвимой в этом большом кресле, что Джо пришлось нажать на паузу на минуту, чтобы вернуть контроль над своими эмоциями.

— Теперь ты сможешь либо сидеть вот так, либо отклониться чуть-чуть. Как тебе будет удобно, — сказала Джина, как только Джо продолжил смотреть видеозапись. — Затем я вставлю иголку в вену в твоей руке и…

— Нет! — Софи прижала руку к телу.

— Тебе уже вставляли так иголки до этого, дорогая, — сказала Жаннин. — Ты же знаешь, что это не так уж и страшно.

— Нет, — повторила Софи. — Больше никаких иголок.

— Гербалина — это жидкость, — сказала Джина. — Она похожа на воду. Ее наливают в пластиковый мешочек. Чтобы она попала из мешочка в твое тело, нам нужно пропустить ее через трубку и в твою вену через иголку. Больно будет только какую-то долю секунды.

— Мамочка… — Софи потянулась к Жаннин, и беспомощность в ее глазах просто разрывала сердце Джо.

Он также понимал и чувства Жаннин, зная, как тяжело ей было заставлять Софи выносить еще один вид пытки. Ей, должно быть, было особенно тяжело в случае с Гербалиной, когда она имела дело с таким неизвестным лечением и непонятно каким результатом — плюс ярость родителей и бывшего мужа.

— Софи, — сказал Лукас, — у меня есть кое-что для тебя.

Софи повернулась к нему. В ее глазах было неподдельное доверие, и Джо понял, что Жаннин была не единственной женщиной Донохью, которая влюбилась в садовника.

Лукас запустил руку в пакет из бакалейной лавки, который он принес с собой, и вытащил какое-то растение. Он положил его на колени Софи, и Джо приблизился к телевизору, чтобы лучше рассмотреть зелено-персиковый цветок. Он был похож на цветок с семенами с тюльпанного тополя, но Джо не был уверен.

— Что это? — спросила Софи.

— Это цветок с дерева мужества, — произнес Лукас с каким-то благоговением в голосе. — Он особенный, волшебный.

— А в чем его волшебство?

— Ну, если ты положишь цветок с дерева мужества под подушку, когда пойдешь спать вечером, то утром проснешься, чувствуя мужество.

Джо ожидал, что Софи усмехнется, услышав такое утверждение Лукаса. Она была слишком умна, чтобы поверить в это, подумал он. Скептик от рождения. Она подвергла сомнению существование Санта-Клауса, когда ей было четыре года, и с ней никогда не проходил номер с зубной феей.

Но Софи поглаживала персиково-зеленый цветок кончиками пальцев.

— Он действительно работает? — спросила она.

— Для меня он всегда работает, — сказал Лукас. — Он работает как амулет, на самом деле. Попробуешь этой ночью?

Софи опять посмотрела на цветок.

— Ладно, — согласилась она.

— Ура, Софи! — Джина хлопнула в ладоши.

— Я так рада, милая, — сказала Жаннин.

Софи едва заметно улыбнулась, это было все, что она смогла из себя выдавить, затем наморщила носик.

— Теперь я могу слезть с этого кресла? — спросила она.

Несколько минут спустя Джо остановил кассету, но продолжал сидеть на диване, уставившись на темный экран телевизора, все еще видя там изображения. Он видел на лице Жаннин любовь к Лукасу и невероятную силу, которую она, казалось, получала от него. Он наблюдал, как Лукас использовал хитрость, чтобы заставить Софи принять лекарство, которое он создал и которое, он знал, улучшит состояние ее здоровья. Лекарство, которое улучшит состояние здоровья очень многих людей.

Он возлагал вину за болезнь Софи на Жаннин. Он возлагал вину на ее эгоистичное поступление на военную службу в резерве, исполнение ее долга в войне в Персидском заливе. Ему никогда не приходило в голову, что винить надо именно его — именно в его генах что-то, возможно, стало причиной ее болезни; что-то в его упертом, самодовольном характере могло помешать ее выздоровлению. Он был в долгу перед Жаннин. Он был должен ей гораздо больше, чем простое извинение.

Встав с дивана, он поднялся по лестнице и вышел через входную дверь. Он повернул в направлении тропы, которая шла через заросли, окружающие городские домики. Он знал, что вдоль этой тропы стояли тюльпанные тополя. Ему нужно было найти свое собственное дерево мужества.

98

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор