Оценить:

Ради тебя Чемберлен Диана




81

До сегодняшнего дня Лукас только один раз был на похоронах ребенка, но этого хватило с лихвой. Он пообещал тогда себе, что никогда больше не будет присутствовать ни на одних таких похоронах. Тем не менее он не смог отказать Жаннин, когда она попросила пойти с ней сегодня. Теперь он пытался сконцентрировать свое внимание на ней, забыть о себе. Он приковал свой взгляд к ее руке, которую держал в своей руке. Ее ногти были короткими и несколько неухоженными после недели пренебрежения. Ее кожа слегка загорела, и он прекрасно осознавал, какой желтоватый оттенок был у его кожи, по сравнению с ее. Эта мысль потрясла его; он не замечал до этого, что его кожа приняла такой нездоровой оттенок. Когда он понял это, он запаниковал и, должно быть, невольно сжал слегка руку Жаннин, потому что она мельком посмотрела на него, прежде чем опять устремила свой взгляд в переднюю часть церкви.

Ему лучше переключить свое внимание на Джо, подумал Лукас. И действительно, чем дольше он вглядывался в затылок Джо, тем размытее, неопределеннее становилось его видение. Темные волосы Джо выглядели так, будто они никогда не поседеют и не станут тоньше. Лукас смотрел на его загоревшую над воротником рубашки шею, на его широкие плечи. Лукасу не нужно было видеть глаза Джо, чтобы вспомнить, как они выглядят; в тот момент, когда он впервые встретился с Джо, эти глаза были поразительно знакомы ему. Казалось, будто он знал Джо всю свою жизнь.

Паула обнимала Джо одной рукой и поглаживала большим пальцем его спину, как раз под плечевым швом его пиджака. Было очевидно, насколько она влюблена в него. А Джо настолько же очевидно был влюблен в Жаннин.

Тихий ноющий звук скрипки донесся с балкона над их головами. Музыка была резко-печальной, мучительной в своей нежности, и Лукасу захотелось убежать из церкви, так же как ему хотелось убежать с тех предыдущих похорон. Он мог бы выбежать из церкви и бежать до тех пор, пока не перестанет воспринимать боль.

Но он сделал так, как и раньше: он остался и продолжал сидеть, держа руку женщины, которую любил, молясь о том, чтобы его череда воспоминаний наконец закончилась.

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВТОРАЯ


Зои точно не знала, была ли Софи действительно больна или просто подавлена, но малышка вообще не вставала с кровати все утро. В полдень Зои, не выдержав, зашла в спальню, чтобы проверить, как там она. Принеся из гостиной в спальню шаткий стул, она села на него рядом с убогим ложем Софи. Девочка лежала на спине, ее глаза были открыты, кожа вокруг них была отекшей, как будто она несколько часов плакала.

— С тобой все в порядке? — спросила Зои.

Софи покачала головой из стороны в сторону.

— Я заболеваю, — сказала она.

— Чем заболеваешь? — уточнила Зои. — Это твои проблемы с почками?

Софи кивнула.

— Я точно знаю. Я чувствую себя так, как я чувствовала себя, когда мне не хватало диализа. До Гербалины. — Она подняла одну руку. — Моя рука отекла, — сказала она.

Она действительно отекла, и Зои поняла, что ее маленький запас антибиотиков никогда не исправит того, что в этом ребенке было не так. Она осознала тогда, что припухлости вокруг глаз Софи были не из-за слез, а из-за болезни. Софи вообще не плакала. Наоборот, она стоически все переносила и смирилась со своей судьбой, и это разрывало сердце Зои.

Она обнаружила Марти на поляне, сидящей на одном из камней, она забавлялась со своей зажигалкой и смотрела на пламя. Она повернулась к Зои, когда та подошла.

— Почему, ну почему я не додумалась купить сотню пачек сигарет, прежде чем идти сюда? — проговорила Марти.

— Тебе пришлось бы нести их через лес, — сказала Зои, садясь на другой камень.

Перочинный нож Софи лежал раскрытый рядом с ней, и Зои сложила его и убрала в карман своих шорт.

— Да, пожалуй, — кивнула Марти.

— Марти, мне нужно поговорить с тобой о Софи, — начала Зои. — Нужно придумать, как достать ей какие-нибудь медицинские…

— Мама…

— Я должна это сделать, Марти. Давай поговорим об этом, хорошо? Давай найдем решение этой проблемы, вместо того чтобы просто говорить, что мы ничего не можем сделать. Она очень, очень больна. Я думаю, мне следует пойти и привести кого-нибудь на помощь.

— А что потом?

— А потом будь что будет.

Она сказала это с легкостью, но знала, что это будет как угодно, но только не легко.

— Я обещаю тебе, дорогая, на этот раз я найду лучших криминальных адвокатов в мире. Мы подадим апелляцию. Мы вытащим тебя.

— Мне нужно тебе кое-что сказать.

Марти опять уставилась на пламя своей зажигалки.

— Что?

Марти взглянула на нее, затем опять посмотрела на зажигалку.

— Я убила Анжело, — сказала она. — Я убила надзирателя.

— Марти… я не понимаю.

Она не хотела понимать.

— Мне пришлось это сделать. Я достала ему из конюшни деньги, и, как только он их получил, его поведение кардинально изменилось. До того момента мы договорились, что он уедет и оставит меня там. Но ни с того ни с сего он изменил свое решение. Он собирался убить меня, мама.

Она посмотрела на Зои своими голубыми глазами с длинными ресницами, такими невинными, как у ребенка.

— Он боялся, что, если меня поймают, я заговорю и они начнут искать его. Я думаю, он заранее планировал убить меня и закопать где-нибудь в лесу.

— Он тебе об этом сказал? — спросила Зои.

— Нет, но он по-настоящему разнервничался, и я заметила, что пистолет у него лежит не в кобуре, где он обычно его держал. Я догадалась, что он собирался сделать. Мне следовало понять это раньше. Он никогда просто так не отпустил бы меня, получив деньги. Так что я схватила пистолет до того, как это сделал он. Я выстрелила в него, прежде чем он смог выстрелить в меня.

81

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор