Оценить:

Кот, который любил Брамса Браун Лилиан




28

Розмари всё замечала: белые льняные чехлы на диванах, розовато-лиловые и бирюзовые оттенки озера под лучами заходящего солнца, высокий подсвечник на веранде, голову лося и поперечную пилу над камином.

– Топор! А где топор? – вскочил Квиллер. – Неделю назад здесь висел старинный топор дровосека. Я просто не знаю, Розмари, народ бродит по этому дому, как по автобусному вокзалу. Запирать двери считается дурным тоном: это не по-соседски. У меня пропали хорошие часы, а хуже всего – исчез твой подарок, золотая авторучка. А теперь ещё и топор…

– О господи! – сочувственно вздохнула Розмари.

– Здесь все такие странные. Полиция устраивает посты на дорогах просто так, для развлечения. Ни у кого нет фамилий. Среди ночи раздаются шаги на крыше. Кошки все время сидят и смотрят на выгребную яму.

– Ну, Квилл, наверное, ты всё-таки преувеличиваешь. Тебе это мерещится – результат неправильного питания.

– Ты думаешь? Но это же факт. Коко нашёл за лосиной головой кассету с угрожающим посланием прямо посреди музыки. А когда я поехал ловить рыбу, вытащил мертвое тело.

– Чьё? – испуганно ахнула Розмари.

– Не знаю. Оно ушло на дно озера, и все пытаются убедить меня, что это была старая автомобильная шина.

– Квилл, дорогой, ты уверен, что ешь достаточно свежих фруктов и овощей?

– Ты такая же, как все, – пожаловался он. – Только один человек мне поверил, и тот теперь лежит с разбитой головой.

– Ох, Квилл! Не вмешивайся ты во всё это. Ты подвергаешь себя большой опасности.

– Ну, это мы ещё посмотрим, – возразил он. – Давай поедим. Но сначала нужно накормить кошек. Тут одна симпатичная соседка прислала мне мясной рулет, и я их обманул, выдав его за паштет из гусиной печенки.

– И много у тебя тут симпатичных соседок? – с невинным видом поинтересовалась Розмари. – Я думала, ты поехал сюда писать книгу.

Они проговорили допоздна. Квиллер всё не мог остановиться. Он рассказал про «Бяку-кулебяку» и « …ДА», цветущие вишни и комаров, про агаты и копателей могил, семейство Гудвинтер и Уотли, о затонувших кораблях и искателях сокровищ, Маленьком Генри и Большом Джордже, о «Ночных свечах» и магазине Боба.

Розмари уже с трудом сдерживала зевоту, которую пыталась замаскировать под смех, кашель и икание.

– Дорогой, я весь день просидела за рулём, – взмолилась она. – Может, уже пора?..

После долгого прощания она ушла к себе в комнату, где согнала сиамцев с их любимого ложа. Квиллер тоже отправился спать и, прежде чем забыться глубоким сном, минут десять думал о Розмари, семь беспокоился о незапертой двери и ещё четыре с половиной размышлял об убийстве Бака Данфилда.

Его разбудил жуткий вопль. Квиллер вскочил. Вопль раздался возле самого окна.

– Розмари! – окрикнул он.

– Что это? – крикнула она в ответ.

Он немедленно включил свет. Коко метался по дому с прижатыми ушами. Юм-Юм спряталась. Прибежала Розмари в красном халате.

Возня в кустах закончилась, и вопли понемногу затихли, растворившись в ночной тишине. Квиллер схватил фонарик и кочергу.

– Квилл, не ходи туда, – остановила его Розмари. – Позвони в полицию!

– Без толку. Я уже обращался к ним на этой неделе, и они выставили меня дураком.

– Пожалуйста, позвони, Квилл. Это может оказаться убийство, изнасилование, похищение. Какая-то женщина шла по берегу. И кричала женщина.

– На мой слух, это скорее похоже на крик призрака.

Уступая просьбам Розмари, ом позвонил шерифу. Сообщил, кто и откуда звонит, и постарался описать случившееся как можно спокойнее и объективнее.

– Нет, – ответил он на вопрос шерифа, – на четверть мили вокруг здесь нет ни одного дома, но среди ночи по берегу гуляют люди… Да, кругом лес… Слышался шум борьбы. Никакого другого голоса – только крики… Сначала очень громко – крик ужаса. Потом все слабее и затихли… Что?.. Хм. Очень интересно. Вы так думаете?.. Совершенно верно… Ну что же, спасибо. Извините, что побеспокоил.

Квиллер повернулся к Розмари:

– Оказывается, это была сова, которая бросилась на кролика и унесла его.

– Вот как? Он так сказал? Так или иначе, крик напугал меня до полусмерти. Я вся дрожу. У тебя в комнате я буду чувствовать себя гораздо спокойнее. Ты не возражаешь?

– Ничуть не возражаю. – Квиллер распушил усы.

– Да и кошкам это понравится больше, – сказала Розмари. – Они, видно, считают, что я заняла их кровать.

ДЕВЯТЬ

В понедельник утром Квиллер чувствовал себя особенно счастливым и довольным жизнью. И хотя не был склонен ко всякого рода нежным словечкам, начал вдруг называть Розмари «моя милая». Правда, потом его радостное возбуждение начало понемногу спадать. И первым поводом для этого послужило появление Ника – механик приехал ставить замки ещё до того, как Квиллер успел выпить утренний кофе.

– Я смотрю, у вас сиамец, – заметил Ник после того, как Коко тщательно изучил его со своего наблюдательного поста. – У нас три кошки, но простые. Моей жене очень бы хотелось посмотреть на вашего.

Вспомнив загадочное высказывание механика по поводу убийства Бака Данфилда, Квиллер ответил:

– А почему бы вам не привезти жену сюда как-нибудь вечером – познакомить с Коко и Юм-Юм? Я должен ещё раз извиниться за то, что вчера помешал вашему ужину.

– Ничего страшного. Всегда рад помочь. И кроме того, никто никогда не говорит «нет» мисс Клингеншоен. – Ник выразительно поднял брови, скорчив добродушную гримасу.

Уезжая домой, он увозил с собой привезённую Розмари игрушку из кошачьей мяты.

– Пока вы здесь, непременно посетите тюремный сад, – посоветовал Ник, – там сейчас как раз цветут тюльпаны. У нас тут всё распускается позже, чем у вас.

28

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

загрузка...