Оценить:

Тщательная работа Леметр Пьер




66

— Кроме отпечатка, — обронил Ле-Гуэн. — Почему этот тип оставляет фальшивый отпечаток на каждом теле, кроме этого?

— Галлахер подтвердил мне, что шотландская полиция присоединилась к банку данных только первого января этого года. По той же причине было невозможно провести сверку раньше. Этот тип стал подписывать свои преступления, начиная с Глазго, и не спрашивай меня почему. С того момента он их подписывает все. А следовательно, других преступлений после Глазго мы не обнаружим. Единственная хорошая новость.

— Теперь остается только ждать новых дел… — проговорил Ле-Гуэн, словно обращаясь к самому себе.

6

Ирэн приготовила травяной чай.

Устроившись в кресле в гостиной, она смотрела, как начавшийся вечером дождь бьет в стекла со спокойным упорством, которое не оставляло сомнений в его решимости.

Они устроили что-то вроде интимного ужина. Ирэн теперь готовила только холодные блюда. Не говоря о том, что с начала месяца у нее вообще не было желания стоять у плиты. Она никогда не знала, во сколько они смогут сесть за стол.

— Отличная погода для преступлений, любовь моя, — задумчиво заметила она, держа чашку двумя руками, как будто грея ладони.

— Почему ты так говоришь? — спросил он.

— О, просто так…

Он взял книгу, которую листал, и пристроился у нее в ногах.

— Уста…

— Устала?

Они заговорили одновременно.

— Как это называют? — спросил Камиль.

— Не знаю… Общение на бессознательном уровне, наверное.

Они довольно долго просидели молча, каждый был погружен в свои мысли.

— Ты сильно скучаешь, да?

— Сейчас да. Время тянется так медленно.

— Что бы ты хотела делать завтра вечером? — спросил Камиль без особой уверенности.

— Хорошо бы рожать…

— Интересно, где моя аптечка первой помощи…

Он положил книгу рядом с собой и рассеянно листал страницы, рассматривая череду картин Караваджо. Он остановился на репродукции «Экстаза Магдалины». Ирэн чуть перегнулась, чтобы посмотреть через его плечо. На полотне Магдалина тянется лицом к небу, рот полуоткрыт, руки скрещены на животе. Длинные рыжие волосы сбегают с правого плеча, подчеркивая линию груди, причем левая грудь едва прикрыта. Камиль любил этот женский образ. Он вернулся на несколько страниц назад и секунду разглядывал Марию, какой ее изобразил Караваджо в «Отдыхе на пути в Египет».

— Это та же? — спросила Ирэн.

— Не знаю.

Эта склонилась над младенцем. Здесь рыжина ее волос отливала пурпуром.

— Мне кажется, она кончает, — сказала Ирэн.

— Нет, мне кажется, кончает Тереза.

— Они все кончают.

Магдалина в экстазе, Мария с ребенком. Он этого не сказал, но именно так, думая о ней, он видел Ирэн. Он чувствовал ее за спиной, тяжелую и теплую. Последствия появления Ирэн в его жизни были неисчислимы. Он поймал ее руку у себя за плечом.

Среда, 23 апреля 2003 г.

1

Из тех женщин, о которых ничего не скажешь: ни красивы, ни уродливы, почти без возраста. Примелькавшееся лицо, часть семейного окружения, как старая школьная приятельница. Лет сорок, одежда безнадежно скромная, женская копия своего брата: Кристина Лезаж сидит напротив Верховена, чопорно сложив руки на коленях. Испытывает она страх или волнение, сказать сложно. Ее взгляд упорно не отрывается от коленей. Камиль чувствует в ней решимость, которая может дойти до абсурда. Хотя лицо ее несет отпечаток поразительного сходства с братом, в Кристине Лезаж угадывается куда более сильная воля.

Однако в ней проступает и нечто потерянное, глаза иногда становятся пустыми, словно она на мгновение отключается.

— Мадам Лезаж, вы знаете, почему вы здесь… — начинает Камиль, снимая очки.

— В связи с моим братом, так мне сказали…

Ее голос, который Камиль слышит впервые, кажется чересчур высоким и тонким, как если бы ее вынуждали отвечать на провокацию. Сам тон, каким она произнесла слово «брат», говорит о многом. В своем роде материнский рефлекс.

— Именно. У нас возникло несколько вопросов в связи с ним.

— Не понимаю, какие у вас могут быть к нему претензии.

— Как раз в этом мы и постараемся вместе разобраться, если вы не возражаете. От вас мне потребуется несколько разъяснений.

— Я уже сказала все, что могла, вашему коллеге…

— Да, — продолжает Камиль, указывая на лежащий перед ним документ, — но в том-то и дело, что вы ничего существенного не сказали.

Кристина Лезаж снова складывает руки на коленях. Для нее беседа только что закончилась.

— Нас особенно интересует ваше пребывание в Великобритании. В… — Камиль на секунду снова надевает очки, чтобы свериться с памяткой, — июле две тысячи первого года.

— Мы не были в Великобритании, инспектор…

— Майор.

— Мы были в Англии.

— Вы уверены?

— А вы нет?

— Нет, должен признаться, что мы — нет… Во всяком случае, не все время. Вы приехали в Лондон второго июля… Вы согласны?

— Возможно…

— Точно. Ваш брат уехал из Лондона восьмого в Эдинбург. В Шотландию, мадам Лезаж. Некоторым образом, в Великобританию. Его обратный билет подтверждает возвращение в Лондон двенадцатого июля. Я ошибаюсь?

— Если вы так считаете…

— А вы не заметили почти пятидневного отсутствия брата?

— Вы сказали с восьмого по двенадцатое. Получается четыре, а не пять.

— Где он был?

— Вы же сами сказали: в Эдинбурге.

— Что он там делал?

66

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

загрузка...