Оценить:

Тщательная работа Леметр Пьер




40

— Спасибо, Луи, ты незаменим.

— Надеюсь.

Вот до чего дошел Камиль: просить своего сотрудника напомнить, чтобы он подумал о жене. Он яростно развернулся, потому что уже прошел цветочный магазин, даже не заметив, и буквально уперся лбом в грудь мужчины.

— Извините…

— Ничего, майор, все в порядке.

Еще не подняв головы, Камиль узнал голос.

— Теперь вы за мной следите? — раздраженно спросил он.

— Я просто старался вас где-нибудь перехватить.

Не говоря ни слова, Камиль продолжил путь. Бюиссон, разумеется, без труда догнал его.

— Вам не кажется, что вы повторяетесь? — спросил Камиль, резко останавливаясь.

— У нас есть время выпить по рюмочке? — спросил Бюиссон, приглашающим жестом указывая на кафе, словно они оба рады случайной встрече.

— У вас — возможно, у меня нет.

— И вы повторяетесь. Послушайте, майор, приношу вам извинения за ту статью. Я был задет за живое, как говорится.

— Какую статью, первую или вторую?

Мужчины остановились прямо посреди тротуара, и так не широкого, мешая прохожим, которые спешили сделать покупки до закрытия магазинов.

— Первую… Вторая была чисто информативной.

— Именно, мсье Бюиссон, мне представляется, вы слишком хорошо проинформированы…

— Это наименьшее, чего можно ждать от журналиста, верно? Вы не можете меня в этом упрекать. Нет, я чувствую себя неловко из-за вашего отца.

— Вряд ли это вас сильно беспокоит. Похоже, вы любите легкую добычу. Надеюсь, вы воспользовались случаем, чтобы подбить его на годовую подписку.

— Ну же, майор, я угощу вас кофе. Пять минут.

Но Камиль уже развернулся и пошел дальше. А поскольку журналист продолжал идти следом, спросил:

— Чего вы хотите, Бюиссон?

Теперь в его голосе было больше усталости, чем гнева. Наверное, вот так журналист обычно и добивался своего: измором.

— Вы-то сами верите в эту историю с романом? — спросил Бюиссон.

Камиль и раздумывать не стал:

— Если честно, то нет. Просто удивительное совпадение, не более того. Возможный след, и все.

— И все же вы в него верите!..

Бюиссон был куда лучшим психологом, чем думал Камиль. Он пообещал себе, что больше не будет его недооценивать. Он уже дошел до двери дома.

— Я верю не больше вашего.

— Нашли что-нибудь другое?

— Неужели вы всерьез полагаете, что, если бы мы нашли что-нибудь другое, — ответил Камиль, набирая код на домофоне, — именно с вами я бы пустился в откровения?

— А Курбевуа как в книжке Эллиса, это тоже «удивительное совпадение»?

Камиль замер на месте и обернулся к журналисту.

— Я предлагаю вам обмен, — продолжил Бюиссон.

— Я не ваш заложник.

— Я придержу информацию на несколько дней, чтобы вы могли продвигаться без помех…

— В обмен на что?

— Впоследствии вы мне дадите небольшую фору, вот и все, всего несколько часов. Так будет по-честному…

— А если нет?

— Ну, майор! — ответил Бюиссон, изобразив глубокий вздох сожаления. — Разве вам не кажется, что мы могли бы договориться?

Камиль посмотрел ему в глаза и улыбнулся:

— Ну, до свидания, Бюиссон.

Он толкнул дверь и вошел. Завтра предстоит тяжелый день. Очень тяжелый.

Открывая дверь квартиры, он воскликнул:

— Черт!

— Что случилось, милый? — раздался голос Ирэн из гостиной.

— Ничего, — ответил Камиль, подумав: «Цветы…»

Пятница, 11 апреля 2003 г.

1

— Ну, они ей понравились?

— Что?..

— Цветы ей понравились?

— И представить себе не можешь.

По его тону Луи понял: что-то произошло, и не стал настаивать.

— У тебя газеты есть, Луи?

— Да, в кабинете.

— Ты их прочел?

Луи довольствовался тем, что откинул прядь правой рукой.

— Я должен быть у судьи через двадцать минут, Луи, так что расскажи мне вкратце. Ну…

Он сверился с часами. Они с Ле-Гуэном договорились встретиться на площади. Он зашел к себе в кабинет и, не снимая пиджака, начал собирать документы, которые ему понадобятся во время встречи.

— Курбевуа равно «Американский психопат», вся пресса в курсе.

— Какой говнюк! — пробормотал Камиль.

— Кто говнюк? — поинтересовался Луи.

— Ах, Луи, говнюков полным-полно. Но Бюиссон, парень из «Ле Матен», среди них чемпион.

И рассказал о вчерашней встрече.

— Ему мало было выдать информацию. Он еще передал ее всем коллегам, — прокомментировал Луи.

— А чего ты хочешь, он парень щедрый. Себя не переделаешь. Слушай, вызови мне машину, ладно? Не хватает только, чтобы я опоздал.


На обратном пути, в машине Ле-Гуэна, Камиль наконец решил просмотреть газеты. Судья ограничилась тем, что упомянула о них. На этот раз заголовки были у него перед глазами, и он понимал ее гнев.

— Я взялся за дело как полный болван, да? — спросил он, листая первые страницы.

— Да ладно тебе, — бросил Ле-Гуэн, — не уверен, что у тебя был выбор.

— Знаешь, для начальника ты мил. Привезу тебе килт.

Пресса уже подобрала прозвище для убийцы: Романист. Начало славы.

— По-моему, ему это понравится, — заметил Камиль, надевая на нос очки.

Ле-Гуэн с удивлением повернулся к нему:

— Тебя это вроде бы не слишком трогает, судя по всему… Тебе грозит снятие с должности за нарушение субординации и отстранение от дела за нарушение тайны следствия, но ты и в ус не дуешь.

Руки Камиля упали на газету. Он снял очки и посмотрел на друга.

40

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

загрузка...