Оценить:

Непреодолимое влечение Хьюстон Мира




1

1

Этот мужчина — прирожденный охотник.

Вероника это чувствовала. Чувствовала по его пристальному, жадному, немигающему взгляду — не из тех, что пронзают тебя насквозь, нет, из тех, что пригвождают к месту, гипнотизируют, заставляют затрепетать так, словно обладатель этих бездонных глаз положил руку тебе на затылок и привлек к своему мощному телу — и ты замерла, дрожа от ужаса и восторга…

В плену.

— В плену… — прошептала Вероника, на миг прекратив бесцельное кружение по залу.

По затылку пробежал холодок. Подняв руку, Вероника коснулась шеи. Она не оборачивалась, но чувствовала: Охотник не спускает с нее глаз.

Не оглядывайся.

С рассчитанной медлительностью она запрокинула голову и устремила взгляд на одно из украшений зала — свисающую на цепях с потолка композицию из красных, желтых, золотисто-рыжих фигурных стекол. Новое чувство пришло к ней и увлекло за собой — чувство покоя. В шуме, суете, многолюдстве, неизбежном на открытии нового элитного ресторана, она позволила калейдоскопу цветного тепла и света унести себя далеко-далеко… Забыть обо всем. Даже о мужчине с повадками хищника, который уже четверть часа не сводит с нее глаз. Отдаться давней мечте — мечте о доме…

Она в лесу неподалеку от дома. Осенние листья сияют теплыми красками — желтые, красные, золотисто-коричневые. В лесу очень тихо, но она не одна. Где-то притаился Охотник. Смуглый хищник с немигающим взглядом. Идет по ее следу. Бежать! И она бежит — бежит так, что сердце рвется из клетки ребер, что в груди рождается острая сладкая боль. Она бежит — но в глубине души знает… знает…

Она хочет стать его пленницей.

Эта женщина — воплощение соблазна.

И Деймону это нравится.

Рассеянно смочив губы в бокале красного вина, он медленными, бесцельными шагами двинулся по переполненному залу. На мгновение женщина исчезла из виду, и Деймон тут же вытянул шею, чтобы снова ее увидеть. Такая нетерпеливость — даже в мелочах — обыкновенно была ему несвойственна.

А, вот и она! Задрав голову, любуется свисающей с потолка абстрактной композицией из разноцветного стекла. Вот переменила позу, чувственно поведя плечами, положила руку себе на затылок и будто смахнула что-то, а затем медленно провела пальцами по изгибу хрупкой шеи. По ладоням Деймона пробежал горячий ответный ток — словно им уже случалось сжимать эту женщину в объятиях. Словно Деймон уже знал, какова на ощупь ее кожа — теплая, шелковистая.

К женщине приблизился молодой красавец, обряженный по моде нынешних «свободных художников»: черная облегающая рубашка, такие же брюки и очки с голубыми линзами в тяжелой черной оправе. А в довершение всего, чтобы никто не перепутал его с добропорядочным обывателем, — серебряное колечко в носу. Где вы видели представителя богемы без пирсинга? Что ж, подумал Деймон, если вдруг понадобится вышвырнуть этого хлыща за дверь, кольцо в носу очень пригодится.

Молодой человек фамильярно положил руку на плечо женщины и что-то зашептал ей в ухо.

Она рассмеялась, и, несмотря на внезапное раздражение, Деймон невольно улыбнулся уголком рта — такой заразительный смех оказался у незнакомки. Да, следовало догадаться! Она не из тех женщин, что смеются, не разжимая рта, словно боятся лишний раз показать зубы. Ее смех — звучный, теплый, естественный — идет от души. И от тела.

Эта женщина умеет наслаждаться жизнью. Вот и отлично. Значит, из них получится хорошая пара.

Ленивый интерес, зажегшийся в нем при первом взгляде на нее, обернулся всепоглощающим желанием. Острой, почти мучительной жаждой. Такого желания он давненько не испытывал! А с ним пришла и знакомая дрожь предвкушения, и мощный, горячий, громоподобный ритм пульса в висках. Ритм охоты.

В толпе светских хлыщей и модных красоток, жаждущих внимания, эта женщина выделялась, словно львица в стае гиен. Вся в золотистом цвете — от янтарного облака волос до острых носков голубых замшевых туфелек. Платье — мечта алхимика: волна жидкого золота облегает тело, сглаживая некоторую угловатость сильной, спортивной фигуры.

Голова на длинной шее и довольно широких плечах показалась бы маленькой, если бы не тяжелая масса забранных вверх золотистых волос. Второй уголок рта Деймона тоже пополз вверх, и кривая усмешка его обратилась в задумчивую улыбку при мысли о том, чтобы вынуть шпильки, сдерживающие эту буйную львиную гриву, и запустить в нее руки…

Да. Решено: так и будет.

Снова рассмеявшись и дружески похлопав юнца по плечу, незнакомка повернулась к нему спиной. А лицом — к Деймону.

Что-то сжало ему горло. Тело ее вызвало у него желание, но лицо… Лицо влекло к себе, словно магнитом. Небольшое, округленное, с неожиданной — при высоком росте и стройной подтянутой фигуре — пухлостью щек. Деймон назвал бы его лицом ангела, если бы не полные чувственные губы, не властный вырез ноздрей, не глаза…

Изумрудные кошачьи глаза, глядящие на мир словно из дальнего далёка. Чего в них только нет, в этих чудных глазах! Пронзительная, ничего не упускающая зоркость маскируется рассеянностью, за величавой надменностью кроется жажда жизни. А эти золотистые огоньки в зрачках… Интересно, что за мысли зажигают эти чудные глаза таким сиянием?

Мысленно Деймон приказал себе приготовиться. Незнакомка склонила голову в его сторону, глаза ее блеснули за завесой ресниц. Так и есть! Уже в четвертый или в пятый раз он перехватил ее осторожный взгляд. Нет, это не случайность: она дает понять, что заметила его, — так же, как и он ее заметил.

1

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

загрузка...