Оценить:

Гавайская рапсодия Тернер Дебора




11

— Так вот зачем им все эти спортивные состязания, — проговорила Констанс. — Этот гольф и стендовая стрельба. Интересно, когда вы, мужчины, передадите управление миром в руки женщин? А сами тогда смогли бы проводить время за своими детскими забавами, и никакие дела вам бы не мешали. Тогда это обходилось бы не так дорого.

К удивлению Констанс, Сидней рассмеялся.

— Полностью согласен с вами, просто дипломатия идет разными путями.

— Кажется, вы говорите не то, что думаете. Лицо Дрейка оставалось таким же добродушным, но она поняла, что невольно задела его слабое место.

— Я же дипломат, это моя работа, — ровне ответил он. — Конечно, многие процедуры идут очень медленно, и это может вывести из себя, но обычно в конце концов все получается. Хорошие личные отношения в нашем деле очень много значат.

Констанс не сдавалась.

— А какова ваша роль во всем этом спектакле?

— Я эксперт по торговле.

Ну кто бы сомневался! Он же дипломат и чтобы не сказать слишком много, пользуется словом «эксперт».

— Что же дальше? — не унималась Констанс. Пока что стало ясно только то, что мистер Ватанабе лучше играет в гольф, а мистер Маккуин лучше стреляет. Вас чему-то полезному научили эти наблюдения?

— Я и не собирался ничему учиться, — спокойно сказал Дрейк. — Я здесь мелкая сошка.

— Вы не похожи на человека, который занимается самоуничижением.

— Иногда мне это удается, — заверил ее Дрейк. — Говорили, что даже очень хорошо.

Констанс встала. Его глаза блеснули в лунном свете, и ей вдруг показалось, что обсуждать с таким человеком деловые вопросы ночью при свете луны — небезопасное занятие.

— Наверное, мне пора, — пробормотала Констанс.

— Ах да, я совсем забыл, что вам не следую слишком много общаться гостями, — съязви Дрейк.

— Да, отель мне не платит за то, чтобы я постигала азы дипломатического мастерства, — колко бросила она.

— У вас бывают выходные? — не обращая внимания на ее ершистость, спросил Сидней.

— Да, конечно, но все равно в это время я на другой стороне.

— Вы в штате отеля?

Он же все разузнал о ней, прежде чем предложить ей место переводчика. Зачем теперь все эти вопросы?

— Нет, я работаю по соглашению. Работу для меня находит одно агентство в Нью-Йорке.

— Вам нравится ваша работа?

— Очень, — твердо ответила Констанс.

— Вы отличный профессионал. От вас в восторге и Маккуин, и Ватанабе.

— Спасибо. — Констанс с беспокойством ощутила, что этот человек ее пристально изучает, оценивает.

— Они оба очаровательные, по-старому педантичные, вежливые люди, — сухо ответила она.

— Японцы считают, что вы говорите на их языке, как на родном.

— Когда мы жили в Токио, родители отправили меня в японскую школу. Поверьте, в таких условиях учишься очень быстро. И, разумеется, тот год, который я провела в Японии, преподавая английский, в этом отношении пошел мне на пользу.

— А вы бывали ребенком в Китае и во Франции?

Констанс улыбнулась, стараясь сохранять невозмутимость, хотя у нее до боли сжалось сердце от воспоминаний.

— Нет, только в Гонконге, — сказала она. — Тогда у меня была гувернантка-француженка, которой запретили говорить со мной по-английски.

— Заботливые родители, — заметил Дрейк.

— Очень, — подтвердила Констанс. — Очень. Констанс не осознавала в детстве, какие возможности ей были обеспечены родителями, пока не попала десятилетним ребенком с глубокой душевной травмой обратно в Австралию, в косный и враждебно настроенный мирок маленького провинциального городка. Ее тогда спасли добродушная соседка, которая отнеслась к ней ласково и без предубеждения, и очень хороший учитель иностранного языка в местной школе, который заметил в ней способности и помог не забыть языки.

— Завтра предстоит работа, поэтому мне пора, — сказала Констанс серьезно.

— Что ж, хорошо, — не стал удерживать ее Дрейк.

Глава 3

Когда они проходили по аллее, из кустов послышался шорох. Сидней быстро шагнул в сторону, чтобы в случае опасности защитить Констанс.

— Ничего страшного, — спокойно сказала она. — Наверное, белка.

— Здесь есть змеи. Констанс рассмеялась.

— А вы, как все австралийцы, панически их боитесь. Не волнуйтесь, в такую прохладную ночь они наверняка спят. Скорее всего, это енот.

— Вы не боитесь змей?

— Нет, я к ним привыкла.

Они пошли дальше, но Констанс чувствовала, что ее спутник все время начеку. У корпуса для персонала он улыбнулся и попрощался:

— Доброй ночи.

Констанс чувствовала на себе его взгляд до тех пор, пока не вошла в помещение и дверь за ней не закрылась.

Черт подери, подумала она. Он очень необычный и приятный человек. Ей уже не казались странными его расспросы. Видимо, ему хочется о ней что-то узнать, все-таки они земляки. Интересно, связан ли он со службой безопасности? Не похоже, поскольку держится все время на виду. Люди из службы безопасности всегда стараются оставаться в тени. А Дрейк настолько яркая личность, что волей-неволей приковывает к себе внимание окружающих.

Но ее это не должно волновать. Да, конечно, ее влечет к нему, особенно когда он рядом, но она не должна допустить никакого сближения. Ничего, осталось всего три дня…

Ночью ей снился Дрейк. Они были на пляже, вокруг песок, вдалеке шумело море. Сидней приблизился к ней. Она увидела его прекрасное обнаженное тело, освещенное лунным сиянием. Они прижались друг к другу. Желание было настолько сильным, что она проснулась и некоторое время лежала не двигаясь. Было ощущение, что Сидней только сейчас был около нее. Она не хотела открывать глаза, чтобы еще немного удержать около себя это видение. Сон потряс ее. В ней словно начала жить другая женщина, и фантазии этой женщины заменяли теперь сны. Никогда, даже во время серьезных увлечений, Констанс не предавалась таким мечтам, хотя Фрэнк был хорошим любовником, внимательным и нежным.

Загрузка...
11

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Загрузка...