Оценить:

Любовь в виноградниках Элстин Сеймур




4

— Мэри, — повторил он, заставив ее осознать, что она уже некоторое время разглядывает его, не проронив ни слова. — Я слышал, что ты вернулась.

Она приоткрыла рот, чтобы ответить, но ее голос отказывался повиноваться. Нахмурившись, она проглотила слюну, чтобы прошел нервный спазм, внезапное сужение горловых мышц, случавшееся с ней, когда она волновалась. Это осталось после временной немоты — последствия давно пережитого потрясения.

В его лице промелькнула тревога, и он заговорил немного громче, как инстинктивно делают люди, обращаясь к глухим:

— Говорили, что ты потеряла голос, но я думал… — Он беспомощно взмахнул рукой. — Я не знаю языка жестов.

Она покачала головой и уже собралась было ответить, но удержалась и промолчала — захотелось посмотреть, что он станет делать дальше. Она уже не была ни той томящейся от любви девчонкой, когда-то отвергнутой им, ни эмоциональным подростком, пытающимся спрятаться от своих проблем. Она приложила немало усилий, чтобы стать твердой, владеющей собой женщиной, которая умеет держать себя в руках, когда это нужно. Но Тони об этом не известно. Для нее может оказаться полезным оставить его на некоторое время в неведении, если он и вправду нацелился на землю отца.

Тони откашлялся.

— Ты стала совсем взрослая, — сказал он, и его взгляд на секунду оторвался от ее лица и скользнул вниз, и это напомнило ей о тонкой, промокшей насквозь и прилипшей к телу тенниске. Даже на расстоянии ярдов в десять, которое их разделяло, она заметила оценивающее выражение в его глазах. Она скрестила руки на груди и быстро погрузилась в воду до подбородка. Его откровенное разглядывание не удивило ее. По словам отца, Тони вряд ли был подходящей кандидатурой в монахи. Еще в ранней юности он слыл настоящим сердцеедом и с тех пор, по слухам, немало потрудился, чтобы закрепить за собой эту репутацию, уже после того как уехал изучать виноградство в Калифорнийском университете. Оттуда он отправился на стажировку в Италию, где кто-то из его родственников занимался виноделием. Мэри могла только догадываться, какое впечатление произвел он на женщин этой страны.

Но она тут же сказала себе, что это ее нисколько не касается. Мысль о любви оставляла ее равнодушной и холодной, как окружавшая ее вода пруда. Но однако, когда Тони начал медленно приближаться к ней вдоль берега, по ее застывшему телу прошла теплая волна, словно вдруг ожил давно погасший и засыпанный пеплом огонь.

Смутившись, она забыла о своем решении хранить молчание.

— Ты, как видно, взял в привычку заходить на участок отца без приглашения? — едко спросила она.

От неожиданности Тони не сразу нашел, что ответить. Он нахмурился и посмотрел на нее с упреком.

— Значит, ты можешь говорить. Почему же ты не отвечала сразу?

Она ответила ему с таким же хмурым взглядом:

— Мне нечего было сказать тебе. А теперь, не будешь ли ты так любезен уйти. Я хочу выйти из воды.

Он подошел к самому берегу и остановился, сложив руки.

— Так выходи. Я тебе не мешаю. И я здесь не на чужой территории. Если ты помнишь, это я сдаю земли в аренду, значит, по закону они мои.

Заметив, как он сразу упрямо сжал челюсти, она подумала, что отец знал, что говорил. Тони, видимо, в самом деле намеревается предъявить свои права на землю. И если принять во внимание финансовое положение отца, Тони может вполне удаться задуманное.

— Земля не будет твоей, если отец в течение трех месяцев заплатит за нее, — резко возразила она. — А теперь, до свидания.

Но он покачал головой и неожиданно улыбнулся.

— Подумать только, малютка Мэри стала такой сердитой. Значит ли это, что ты будешь помогать своему отцу в его безнадежной затее во что бы то ни стало сохранить за собой ваше убыточное ранчо?

— Почему бы нет, если только оно не достанется тебе? И я уже больше не «малютка Мэри». С тех пор как ты видел меня последний раз, я стала взрослой.

Тони улыбнулся еще шире.

— Кажется, я это первый заметил. Послушай, почему ты в самом деле не выйдешь из воды? Мы могли бы обсудить этот вопрос как взрослые люди. У тебя синие губы.

Он ухватился за большое желтое полотенце, которое она накинула на куст.

— Вылезай же. Обещаю не смотреть, если ты этого боишься.

И он приглашающим жестом протянул вперед полотенце.

— Я н-не боюсь тебя, — сказала Мэри, у которой уже начали от холода стучать зубы. — К т-твоему сведению, это нормальное чувство п-приличия.

— Отлично, я уже закрыл глаза.

И он демонстративно зажмурился.

Подумав о стоящем перед ней выборе, Мэри решила, что лучше в самом деле выйти. Тони, судя по всему, не сдвинется с места, даже если она вся посинеет. Сжав зубы — частично от досады, частично для того, чтобы они не клацали, словно кастаньеты, — она выбралась на берег. Спеша выхватить у него из руки полотенце, она не поглядела под ноги и в следующее мгновение почувствовала острую боль в подошве. Ахнув, она неловко ступила назад пораненной ногой и опрокинулась бы навзничь на усыпанный галькой берег, если бы полотенце и пара сильных рук не удержали ее. Ее ноги оторвались от земли, когда он приподнял ее и посадил на поросший травой холмик.

— Что ты делаешь? — воскликнула она, когда он присел возле нее и взял ее ступню в свою руку.

— Спасаю тебя, по-моему. Где ты поранилась?

— Ерунда, — пробормотала она, тщетно пытаясь освободить свою ногу.

— Сиди спокойно! Я хочу взглянуть, вдруг это колотая рана.

Но она не оставляла стараний высвободить ногу из его железных пальцев.

Загрузка...
4

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Загрузка...